Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Воскресенье, 01 Августа 2021

+33 °C

4 м/с

№ 52 (14337)

издается с 27 февраля 1918 года

Связан с судьбою с границей и морем

29 мая 2016

История распорядилась таким образом, что нашему народу часто приходилось с оружием в руках отстаивать свою независимость. В первую очередь врага испокон веков встречали воины-пограничники. Сегодня, в профессиональный праздник – День пограничника, наш рассказ пойдет о капитане I ранга Виталии Ивановиче Изергине, отдавшем охране морских рубежей более 42 лет.

При встрече этот уже весьма пожилой человек произвел на меня неизгладимое впечатление – безукоризненная выправка, достоинство, не имеющее ничего общего с заносчивостью. Скромность, интеллект и выдержка выдают в нем настоящего  интеллигента, человека высокой духовности и внутренней культуры…

От Каспия до Тихого океана

А ведь родом Виталий Иванович из многодетной крестьянской семьи, которая моря даже и не видывала. В 1944 году 17-летнего Виталия призвали в армию и направили в морское училище, в г. Баку. По его окончании он поступил там же, в Баку, уже в высшее военно-морское училище. Первым местом службы молодого офицера стала Балтика. После года службы на сторожевом корабле  перспективного и толкового штурмана направили на приемку нового судна для пограничной охраны в г. Зеленодольск. Так  Изергин и попал в морчасти погранвойск.

После этого с 1950 по 1960 годы военная судьба носила пограничника Изергина по разным городам и весям: от абхазской Очамчиры до северного поселка Кувшинская Салма, от Сочи до Ленинграда. «Большой охотник» за подводными лодками, легендарный сторожевик «Атарбеков», тральщик «Малахит» – на этих кораблях набирался опыта  Виталий Изергин, пройдя путь от штурмана до командира корабля.  Именно «Малахит» стал головным кораблем при переходе группы пограничных судов от Мурманска до Петропавловска-Камчатского через льды  северных студеных морей  на Камчатку, к новому месту службы капитана Изергина.

Командир поющей «Пурги»

А в 1964 году ему, уже опытному командиру, доверили место на капитанском мостике единственного в СССР военного ледокола «Пурга». О «Пурге» Виталий Иванович рассказывает с нескрываемой гордостью и любовью, и немудрено – ведь Изергин чувствовал корабль, словно живое существо. А гордиться, действительно, было чем – водоизмещение ледокола составляло шесть с половиной тонн, экипаж около 200 человек – почти численность батальона. Даже во льду толщиной полтора метра «Пурга» могла идти, не останавливаясь, со скоростью 5-7 узлов (до 13 км/ч).

Да и вооружение впечатляло – четыре 130-миллиметровых орудия,  пулеметы, автономная система управления артиллерийским огнем. На огромном корабле имелось всё необходимое для длительного автономного плавания: внушительный запас воды, топлива и продовольствия, собственные каюты у всех офицеров и мичманов,  склады и магазин, столовая для личного состава и даже клуб, где проходили концерты корабельного оркестра.

Помните поющую эскадрилью из кинофильма «В бой идут одни «старики»? Так вот капитан Изергин, сам владеющий скрипкой, гитарой и баяном, при отборе срочников на «Пургу», подобно комэску Титаренко, не только набирал музыкально одаренных матросов, но и сам всегда принимал участие в этих самодеятельных концертах на борту ледокола  в редкие минуты отдыха.

Гроза нарушителей и спаситель терпящих бедствие

Большая часть жизни капитана Изергина проходила в море. Если для других пограничных судов самая напряженная служба начиналась в конце мая и заканчивалась в сентябре в период навигации, то для «Пурги» зимой работы было еще больше, чем летом.  К  основным задачам – охране государственной границы и биоресурсов – добавлялась и помощь терпящим бедствие в сложных метеоусловиях.

Так, в 1965 году Чукотское море покрылось ледяными торосами, и дрейфующие льды оставили поселки, расположенные на побережье – как заставы, так и гражданские поселения, – без продовольствия. «Пурга» пробилась свозь льды и за четыре дня обеспечила голодающих людей продуктами. Знаменитый чукотский резчик заслуженный художник РФ Туккай  из Уэлена в благодарность за спасение подарил Виталию Ивановичу статуэтку, искусно вырезанную из кости. 

Не раз приходилось Виталию Ивановичу и его экипажу задерживать нарушителей государственной границы и браконьеров. В 1973 году вблизи                       о. Итуруп «Пурга» обнаружила японскую шхуну, промышлявшую ловом краба. Завидев советский пограничный корабль, шхуна попыталась скрыться, но, поняв бесплодность этой попытки, стала на ходу избавляться от незаконно добытого улова. Изергин дал команду направить к браконьерам катер с осмотровой группой. В ответ экипаж японской шхуны  дал своему судну полный ход  и выбросил его на берег.

Японские дипломаты направили в МИД СССР ноту протеста о неправомерных действиях пограничников и потребовали возместить причиненный ущерб, обвинив пограничный корабль  в том, что он вынудил шхуну выброситься на берег. А вот о браконьерстве в ноте не было сказано ни слова. Однако один из мичманов «Пурги» снял всё произошедшее на любительскую кинокамеру и, когда из Москвы прибыла внушительная комиссия для разбора полетов,  кинопленка  с записью сняла все вопросы к действиям экипажа «Пурги».

Это всего лишь небольшой рядовой эпизод из боевой службы капитана Изергина, а было их сотни. Достаточно сказать, что в свой первый выход «Пурга» задержала сразу 6 норвежских шхун, занимавшихся незаконным промыслом.  Недаром в мирное время Родина наградила Виталия Ивановича орденом Боевого Красного Знамени.

Огромный опыт и военная смекалка не раз выручали Изергина. К примеру, в период службы в пограничном дивизионе г. Новороссийска Виталия Ивановича поднял по тревоге вестовой. Причиной тревоги стал бора – сильнейший ветер, в ту штормовую ночь сорвавший и унесший в море ветромер, рассчитанный на скорость ветра до 50 метров в секунду. Немало кораблей  тогда разбил бора, уцелели лишь два, капитаны которых, мгновенно сориентировавшись, вывели свои суда из бухты в безопасное место. Одним из этих капитанов и был Виталий Изергин.

Послесловие

Не стоит думать, что Изергин – какой-то мифический несгибаемый богатырь. Его бывшие матросы и сейчас, спустя 40 лет после службы, приезжая в Анапу, с неизменно теплым чувством навещают своего командира, человека, по их словам, душевного и справедливого.

А какой это семьянин!  58 лет прожили они в любви и согласии с милой его сердцу Дусей – ныне уже ушедшей из жизни женой Евдокией Ивановной (на снимке), разделившей с мужем кочевую неспокойную жизнь воен-ного моряка. Две дочери вспоминают детские годы как лучшие в своей жизни – папа не только вникал во все проблемы, но и даже выпускал домашнюю стенгазету с собственными иллюстрациями и стихами. Да и вообще Виталий Иванович – весьма разносторонне одаренный человек: имеет спортивные разряды в боксе, штанге, гимнастике.     

Последние годы службы Изергина связаны с Анапой, с курсами переподготовки офицеров-пограничников. Виталий Иванович   стал первым начальником курсов, на базе которых  и создан нынешний пограничный вуз. Здесь он не только передавал свой богатейший опыт морякам, но и учил курсантов ходить под парусом, устраивая парусные гонки от Утриша до Анапы.

Сейчас Виталий Иванович на заслуженном отдыхе, но сегодня, в День  пограничника, он обязательно встретится с курсантами Института береговой охраны ФСБ России. Думаю, им очень повезло познакомиться с ним – живой легендой пограничных войск, и услышать из первых уст рассказ о суровых буднях стражей морских границ Родины.

Читайте еще новости Анапы