16+

№ 69 (14450)

издается с 27 февраля 1918 года

Анапчанин вывез из Мариуполя восемь человек, в том числе свою тёщу и её маму

1 апреля

Виктория Сологуб

Антон Товарчи с женой

Анапчанин Антон Товарчи родом из Мариуполя. Только последние семь лет он постоянно живет в Анапе. Но сердце его осталось там, на Донбассе. Там родные люди, о судьбе которых душа болит, не переставая. Особенно последнее время, когда новости, доходящие оттуда, становятся все страшнее. Сначала они узнали, что дом в 17-м микрорайоне Мариуполя, в котором жили теща и ее мама, разрушен бомбежкой и практически полностью сгорел. А когда близкие вообще перестали выходить на связь, анапчанин не стал долго раздумывать: надо ехать.

На свой страх и риск

Антон Товарчи – синеглазый брюнет 38 лет. Широкоплечий, сильный. При этом очень сдержанный и немногословный. Заметно смущается. Повышенное внимание ему явно не по душе. Только каналу RT интервью давал, а теперь вот местные СМИ с расспросами. Оттого его сбивчивый рассказ звучит еще более искренне.

– Понимаете, хуже всего неизвестность. Информацию получали в основном из соцсетей, где люди выкладывали фотографии, – рассказывает Антон. – Поэтому я принял решение ехать. Тем более что дорогу знаю хорошо.

Решил добираться со стороны Ростова-на-Дону. Через Новоазовск, Безымянное и дальше – на Мариуполь.

– На блокпосту у «дэнээровских» военных спросил, можно ли проехать, – продолжает он. – Они сказали, мол, опасно, снайпера простреливают. Рассказали, как кто-то пытался проехать, один был убит выстрелами в спину, другому ноги прострелили. Но хочешь – езжай. На свой страх и риск. И я, в общем, довольно спокойно добрался. Наша часть города, возможно, лучше зачищена. Или просто Бог миловал. Видимо, я благое дело делал.

Хотя был риск и под обстрел попасть, и нарваться на огневую точку, которые националисты размещают среди домов, прикрываясь мирным населением как живым щитом.

«Ты с неба упал?!»

На родине в Мариуполе он не был больше трех лет. Антон смотрел по сторонам и не узнавал. Город, в котором он знал каждую улочку, каждый камешек, превратился в руины. Сгоревшие здания, выбитые окна, разбитые дороги, перевернутые автобусы. Подойдя к дому, в котором жили его теща и ее мама, он увидел черный остов, пустые глазницы окон, обуглившиеся деревья, как ножом срезанные снарядом. «Катя, это наш дом. Он полностью сгорел», – только и смог проговорить он срывающимся голосом, снимая видео для жены, оставшейся в Анапе.

– И все время слышна канонада. Работает артиллерия, разрывы. Земля дрожит. Словами это ощущение не передать, – вспоминает Антон. – Я не знал, где найти своих, поэтому подъехал к больнице, стал искать по подвалам. Безрезультатно. Вернулся к своему дому. Тут как раз вышло солнышко. И люди повыходили из подвалов – кто перекусить, кто подышать.

Мужики, которые сидели у подъезда, рассказали, что на первом этаже дома уцелела одна квартира. Там анапчанин и нашел своих.

– Зашел, увидел. Вы не представляете! Они, конечно, не ожидали!– продолжает он свой рассказ. – Теща вскрикнула от неожиданности: «Антон, ты что, с неба упал?!». И в слезы… Все это ужасно, конечно. Голодные, холодные. Отопления никакого. Притом температура была уже нулевая, а до этого они пережили морозы до минус 10-15 градусов. Да, город замерзает и умирает от голода. Не могу говорить…

Потом уже теща Нелли Викторовна расскажет зятю, как после попадания снаряда в доме начался пожар.

По ее словам, российские военные помогли спустить на первый этаж её 84-летнюю маму Эмму Викторовну – женщина передвигалась только с помощью ходунков. Потом они с мамой стояли во дворе и смотрели, как горит их дом. После этого перешли в соседнюю девятиэтажку, которая еще не сгорела.

После они снова вернулись в свой пятиэтажный дом – в единственную уцелевшую квартиру на первом этаже. Пожилая женщина еще как-то смогла дойти на ходунках. А потом совсем перестала ходить.

До сих пор она не может забыть свое путешествие к родственникам на другой конец Мариуполя. Женщина хотела узнать, смогут ли они приехать за неходячей мамой на машине и вывезти их из Мариуполя. Узнала, что мост заминирован и из города не выехать.

– Вместо моста – дырка метра полтора и штыри торчат. Я смотрю, не знаю, что делать. И тут пуля об столб рикошетом ударила, потом под ноги мне – бац! – вспоминает Нелли. – Слава богу, подошли местные девушка с парнем. Он нас обеих через эту дырку перетащил.

Возвращение домой

С помощью соседей Антон и его теща спустили бабушку Эмму на первый этаж, погрузили в машину. Он отвез их в село Малаянисоль под Донецком – туда, где когда-то прошло его счастливое детство.Там было более или менее безопасно. Оставил женщин, а сам вернулся в Мариуполь. Нужно было найти двоюродного брата с женой. 

По счастливой случайности, как раз в тот момент, когда он подъехал к их дому, жена брата вышла из укрытия в поисках воды.

– Я сидел в машине. Вдруг стук в окно: «Антон! Ты?!», – с улыбкой вспоминает Антон. –Я и не сразу узнал жену брата. Она рассказала, что с ними на квартире еще две супружеские пары. В общем, я забрал всех и повез туда же, в село Малаянисоль. Шесть человек – кто назад сел, друг на друга, кто в багажник залез. Ничего, добрались.

И в тот же день они с женой и тещей отправились в обратный путь.

Сейчас они в Анапе. Как рассказывает Антон в наш город-курорт он впервые приехал в 2011 году, на работу – по приглашению строительной фирмы. А уже в 2014 году, когда на Донбассе начались боевые действия, предложил тогда еще своей невесте Екатерине Закирничной переехать в Анапу насовсем. Сейчас у супругов двое сыновей – 16-летний Никита и Матвейтрех с половиной лет.

Сегодня в их доме в селе Витязево многолюдно: они с женой и сыновьями, теща с мамой. А недавно приехал еще и брат с женой и двумя детьми.

Но, как говорят Антон с супругой, места всем хватает, они всех рады видеть и готовы всем родным помочь. У Антона строительная бригада, так что, говорит, был бы мир, а на жизнь заработать он сумеет.

Сейчас женщины приходят в себя. Теща Антона Нелли Воскобойникова на зятя не может нарадоваться. Все время повторяет «зять мой герой!».

– Конечно, в Анапе хорошо. Спокойно, тихо, мирно. Дети рядом, внуки – это самое главное, – замечает Нелли Викторовна.

На вопрос, понимает ли он, что совершил подвиг, Антон отвечает:

– Я так не считаю. Думаю, я сделал то, что должен был. Потому что других вариантов не было. Их никто бы не вывез. Так что это не подвиг, а обычное мужское дело – защитить своих близких.

Читайте еще новости Анапы