Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

№ 35 (14416)

издается с 27 февраля 1918 года

История маленькой девочки, чудом выжившей в блокаду

30 января

Виктория Сологуб

900 дней блокадного ада, нечеловеческого мужества, более 1,5 миллионов погибших. 27 января – 78 лет со дня полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Сегодня почти не осталось в живых защитников города. А тем, кто сейчас может поделиться воспоминаниями, в годы войны были совсем детьми. Как анапчанка Галина Николаевна Яшкина.

Страшный сон

В январе 1943 года ей было три года.

– В моей памяти остался на всю жизнь один эпизод. Как сон. Большая комната. Я же была маленькой и, конечно, она мне казалась огромной! Темно. Я даже лиц представить не могу, какие были лица у мамы и у бабушки. Я только знала, что вот здесь, в этой кровати, мама лежит, а здесь вот бабушка. Потому что у мамы всегда было тепло. Я прижималась к ней и грелась. Но все равно, когда у мамы согреюсь, шла к бабушке на кровать. И она меня грела. А потом вдруг я стала приходить к бабушке, а у нее не грелась, а замерзала. Значит, бабушка уже ушла из жизни, как я сейчас понимаю. То есть, они меня кормили, а сами все больше слабели, пока не умерли с голоду. А потом я к маме подхожу, а меня и мама уже не греет, и кушать не дают. Холодно, я плачу. Это мне как сон на всю жизнь запомнился. Плачу и все сильней замерзаю. А они обе, как мне тогда казалось, спят. Я им глаза открываю пальцами, а они не просыпаются. И я плачу-плачу, не знаю, сколько времени. Может, один день, может, несколько.

Между тем в городе шли бои. Как раз разворачивалась наступательная операция советских войск «Искра», которая проходила с 12 по 30 января 1943 года. А 18 января 1943-го силами Ленинградского и Волховского фронтов при содействии части сил Балтийского флота, Ладожской военной флотилии и авиации дальнего действия блокада была прорвана.

– Как раз в один из таких дней в наш и дом прилетел снаряд, – продолжает Галина Николаевна. – Стрельна – там у нас дом был. И вот к моему, видимо, счастью, дом разбомбило. Иначе я бы там так и замерзла или умерла от голода, лежа рядом с окоченевшими телами мамы и бабушки. Сколько прошло времени после того, как в дом угодил снаряд, не скажу… Плакала я или нет, не могу сказать. Помню только, как меня взял на руки солдат. Он, я так полагаю, увидев разбомбленный дом, решил проверить, нет ли там кого живых. И наткнулся на меня, ползающую среди развалин и мертвых тел. Я его приняла за папу, прижалась к нему, обняла. Помню, мне стало так тепло! Представляете, это у меня как вещий сон, который я несу через всю жизнь!

Дважды сирота

Солдат отнес девочку в эвакуационный пункт и передал сотрудникам.

– Мне там показалось так чудесно! – вспоминает Галина Николаевна. – Там было тепло, меня накормили, раздели. А когда раздели, у меня на шее нашли крест и свидетельство о рождении. Этот документ и помог установить, кто я есть.

В январе 1943 года Галину вместе с другими малышами эвакуировали в Кировскую область, в город Котельнич, где в то время находился Новгородский дом малютки. В городе был голод, кормить детей было нечем, и местное население агитировали, чтобы брали детей к себе на воспитание. И такая семья нашлась. Галину удочерила бездетная пара – Николай и Александра Усатовы, которые дали ей свою фамилию и отчество.

Но вскоре новая беда. Через месяц с небольшим приемный отец ушел на фронт, а через четыре месяца, в сентябре 1943-го, погиб. Приемная мама, получив похоронку, не смогла пережить удара. И Галя опять стала сиротой, вернувшись в свой детский дом.

Там, в Кировской области, она закончила десять классов, затем – техническое училище в Свердловске. Отработав три года на заводе «Уралэлектроаппарат», получила профессии токаря-универсала, шлифовщицы и фрезеровщицы. И затем 40(!) лет, до самой пенсии, работала токарем-универсалом в КБ военного завода №8, известного как завод имени Калинина. Для всех они выпускали разного рода технический ширпотреб. Главной же продукцией были ракеты дальнего, среднего и ближнего радиуса действия.

К ней как к токарю-универсалу обращались за самой сложной и тонкой работой. Или когда надо было, например, из сломанной запчасти выточить новую, коленвал или клапана «пропылить», сняв буквально микроны с выработанной части. До сих пор Галина Николаевна вспоминает работу с нескрываемым удовольствием.

Встреча

Она всю жизнь хотела найти солдата, вынесшего ее из развалин дома в Ленинграде.

Как-то еще в 1959 году к ним на завод пришел корреспондент журнала «Нева»: ему нужно было пообщаться с кем-то из рабочих. Ее предложили как одного из лучших работников, да еще эвакуированную из Ленинграда. Галина рассказала ему свою историю. И попросила через журнал обратиться: может, кто-то из фронтовиков, жителей Ленинградской области, вспомнит, как спас маленькую девочку.

Никто не отозвался. Однако история получила продолжение. Уже в Анапе. В 1996 году Галина Николаевна переехала на курорт к дочери – помогать ей поднимать внуков. И здесь встретила своего будущего мужа, фронтовика, героического пулеметчика, участника обороны и прорыва блокады Ленинграда Владимира Степановича Бурму.

– Мы познакомились 27 января 2008 года, на мероприятии в честь полного снятия блокады Ленинграда, – рассказывает Галина Николаевна. – Помню, сидим в кафе «Анапчанка». За моим столиком разговаривают мужчины. И я слышу знакомые названия: «Шлиссельбург», «Петродворец», «Стрельна». «Боже!» – пронеслось в голове. – «Так ведь это места, где я родилась!». Я спрашиваю, не спасал ли кто-то из них ребенка из развалин? Нет, отвечают. Однако Владимир Степанович, выслушав мою историю, сказал: «Галя, да это чудо. Потому что я помню: 43 градуса были морозы в те январские дни. Нам полушубки выдали, меховые варежки, валенки, стеганые штаны. А ты-то как выжила? Даже если мама на тебя всю одежду навертела, да еще голодная! Это действительно чудо!

Эта встреча изменила ее жизнь. И хоть пулеметчик Владимир Бурма не выносил ее маленькую из развалин, у Галины было полное ощущение, что она наша своего спасителя.

Их пару в Анапе помнят многие. На всех мероприятиях вместе, всегда рядышком, она трогательно заботится о нем. Они прожили вместе 8 лет, с  2008 года. В 2013 году, 22 июня, они зарегистрировали свой брак. А в 2016-м Владимир Степанович ушел из жизни.

Мамин крест

Галина Николаевна бережно достает необычный документ. И в 2005 году я обратилась в Красный крест. Я знала, что я Севрюкова.

А на самом деле фамилия моих родных Севрюковы. Свидетельство о рождении было, но было оно не у меня лично, а в Котельниче, в администрации. Там и было написано, кто у меня родители. И только в 2005 году я обратилась в Красный крест, после

Потому что все какие я делала запросы и в Ленинград, и в Ленинградскую область, таких не значится – ни я, ни мои родители. Но ведь откуда-то я взялась. Потому что в этом свидетельстве о рождении не указывается год рождения родителей.

– Знаете, я все равно считаю себя счастливой! – замечает ветеран. – У меня прекрасная дочь Елена, трое внуков и двое правнуков. В прошлом году правнучка родилась. Так что этот крест, который мамочка повесила мне на шею, что-то да заначит. Бог меня по жизни ведет!

В этом году, 8 января, Галина Николаевна Яшкина отметила 82 года. Розы на столе еще совсем свежие. Отмечаю идеальную прическу, платье красивое.

– Мы, ленинградцы, такие! – улыбается Галина Николаевна.

Читайте еще новости Анапы