Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Понедельник, 26 Июля 2021

+23 °C

5 м/с

№ 50(14335)

издается с 27 февраля 1918 года

Мамы анапчан, погибших в Чечне, рассказали о сыновьях

11 декабря 2020

Виктория Сологуб

Сегодня, 11 декабря в России отмечается День памяти погибших в вооружённом конфликте в Чечне. В преддверии этого дня мы встретились с мамами анапских мальчишек, чьи жизни унесла та страшная война. Собрались за чашкой чая в офисе общественной организации «Инвалиды войны», вместе с ее председателем Анатолием Яшкуновым. Чтобы вспомнить, пообщаться, поделиться тем, что до сих пор заставляет сердце болеть. И что помогает продолжать жить, радоваться каждому дню и вот так светло и открыто улыбаться, как улыбались в этот день они.

Мальчишки

26 лет минуло с тех пор. И уже не все мамы смогли прийти на эту встречу. Нет уже в живых родителей Ивана Крыгина, Виктора Омелькова, Дмитрия Орехова. Другие – кто болеет, кто вообще не выходит из дома или старается не посещать общественных мест в связи с пандемией. Но четверо, даже несмотря на непогоду, все же согласились. Вот мы и собрались за столом – Ольга Владимировна и Евгений Владимирович Лукянчуки, Валентина Федоровна Реймер и Валентина Евгеньевна Каширина. Рассматривали фотографии их мальчиков, вглядывались в прекрасные, вечно юные лица.

Вот Максим Лукьянчук. После десятого класса он поступил в Краснодарский колледж радиоэлектроники при ЗИПе. А по выходным, приезжая в родной поселок Виноградный, мчался на танцы, где его ждали как Бога, потому что не было лучшего диджея. В армии он стал наводчиков БТРа. В нем и принял смерть. Во время одной из операций под Бамутом подорвался на радиоуправляемом снаряде. Орден Мужества сына и песня, написанная его другом – священные реликвии семьи Лукянчук.

Максим Лукянчук

– Два года назад у нас был в гостях сослуживец Максима из Новосибирска, – вздыхает Ольга Владимировна. – Приезжал в Краснодар к другу и к нам заглянул. Он был водителем в том самом БТРе. У него при взрыве фугаса оторвало нос. Починили, почти ничего не видно. А Максим – он был башенным стрелком – погиб.

Ольга Лукянчук

– А у меня в этом году сослуживец сына из Питера приезжал, – подхватывает Валентина Федоровна Реймер. – На кладбище побывали. Он издалека узнал его памятник. А во-о-он, говорит, Славик. Только уехал, следом другой: «Валентина Федоровна, я к Славику…». Обещают, теперь будут каждый год меня навещать. А я счастлива – они мне как сыночки, как тонкая ниточка, которая с сыном связывает. Ведь они последние его видели.

А ведь казалось, Славика Карпова и пуля не возьмет – такой он был спортивный и сильный. Аж из Джигинки ездил в городскую спортивную школу на тренировки по дзюдо и самбо – мечтал попасть в спецназ. И попал. 19-летний разведчик Вячеслав Карпов погиб при выполнении боевого задания в Дагестане 30 августа 1999 года. За проявленный героизм награжден «Орденом Мужества» посмертно.

Вячеслав Карпов

А на этой фотографии совсем юный мальчишка с пшеничной челкой и выцветшими на солнце ресницами – Саша Каширин. Веселый, добрый, искренний паренек, который обожал читать книги, мечтать, любил животных. После окончания школы №12 в станице Анапской поступил в монтажный техникум в Краснодаре. Погиб старший матрос Александр Каширин при взятии Бамута. Снаряд противника угодил в боеприпасы, рядом с которыми находился минометчик Каширин. Его орден Мужества – самая большая драгоценность для мамы Валентины Евгеньевны.

Александр Каширин

Жизнь продолжается

Конечно же, дети и внуки – это главное, что помогает родителям жить дальше. У Валентины Кашириной есть еще младший сын Кирилл и трое внуков – 20-летняя Ксения, второклассник Александр и боевая кроха Валерия четырех лет отроду, которая уже сейчас «строит» всю семью.

Валентина Каширина

У Евгения и Ольги Лукянчуков тоже сын – Роман, а также внуки Маргарита и Евгений. И уже есть правнучка – очаровательная малышка Пелагея, которой всего 2,5 годика. Кстати, 23-летний Евгений мечтает в армии служить, как его дядя.

– Веса не хватает! – смеется Ольга Владимировна. – Шесть лет вот уже два раза в год ездит на комиссии, но не проходит по недовесу.

Двое детей – Петр и Галина – у Валентины Реймер. И уже взрослые внуки – Кристина и Вячеслав. Есть даже трехлетний правнук. Его тоже назвали «славным» именем – в честь дяди Славы Карпова.

На улице героя

– Раньше мы чаще собирались! – продолжает Ольга Владимировна. – И, если честно, внимания было больше со стороны властей. Помню, много лет назад бывший тогда мэром Анапы Михаил Иванович Боюр обещал, что каждого родителя погибших в Чечне воинов закрепят за санаториями, и они будут постоянно оздоравливаться. Но дальше обещаний дело не пошло.

С горечью рассказали родители, как пришлось им судиться с Пенсионным фондом за право получать компенсацию за погибших сыновей в размере 3 тысяч рублей. И как дело доходило до абсурда, когда дела отца и матери попадали к разным судьям. В результате папе деньги присуждались, маме – нет. Впрочем, это отдельная длинная история чиновничьего бездушия.

Да и со льготами все неоднозначно. Особенно после того как 122-й Федеральный закон дал ход монетизации льгот, назначив родителям и членам семей ежемесячную денежную выплату. Хотя, к примеру, лекарства чаще всего приходится за свой счет покупать, потому что по льготному рецепту не дождешься.

Впрочем, обо всех этих проблемах они говорят без настроения, скорей по моей просьбе. Да, они отдали государству самое дорогое, что у них было. И хотели бы видеть в ответ заботу и понимание. И все же для этих мам и пап куда важнее не их «особый статус», и не деньги, а память об их сыновьях. Чтобы имена их мальчишек-героев давали школам и улицам.

Как, например, есть в городе-курорте Анапа улица имени Александра Каширина, а в Виноградном – Максима Лукянчука. В Джигинке 19-я школа носит имя Вячеслава Карпова, а 12-я школа в станице Анапской – Саши Каширина.

Максим Лукянчук

–Ребята-морпехи связались со мной, с директором школы. Хотят установить мемориальную доску на здании. Племянница Ксюша рассказывала, что в классе, где он учился, сделали парту, за которой сидят лучшие ученики. Конечно, такое неравнодушие приятно видеть, — замечает Валентина Евгеньевна Каширина.

– В прошлом году, ваша газета писала, именем Максима класс казачий назвали, где наша невестка Майя Евгеньевна преподает, – добавляет Ольга Лукянчук. – Уголок его создали. По крайней мере, ребятишки будут знать историю. Что же касается нас, матерей, то мальчики – они в нашем сердце. Хотя и говорят, что время лечит, но нет, никогда не затянется эта рана. И душа не перестанет болеть.

ЦИФРА

24 анапчанина погибли при исполнении воинского долга в Чечне.

Читайте еще новости Анапы