Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

№ 34 (14415)

издается с 27 февраля 1918 года

«Мы подвигами не занимаемся», говорит спасатель с 20-летним стажем анапчанин Игорь Саенко

1 марта

Виктория Сологуб

Сегодня, 1 марта, мы поздравляем с профессиональным праздником отважных и сильных людей – спасателей Кубани. Эта дата была учреждена в 2010 году в честь годовщины создания Краснодарской краевой аварийно-спасательной службы «Кубань-СПАС». Накануне мы встретились с заместителем начальника Анапского отряда «Кубань-СПАС», заслуженным спасателем Кубани Игорем Саенко. Этот человек, отдавший службе более 20 лет, знает всё. Что такое настоящий страх? Каждый ли может стать спасателем? И что заставляет этих мужчин изо дня в день идти и помогать попавшим в беду людям?

«Мы немного спецназ»

– Игорь Викторович, насколько я знаю, Анапский отряд «Кубань-СПАС» был образован в том же, 2003 году?

– Да, через полгода после создания краевой организации «Кубань-СПАС» – 1 октября 2003-го. Сегодня в крае 21 отряд. Мы были седьмыми. Причем, в Анапе к тому времени уже три года существовала Автономная некоммерческая организация «Служба спасения». То есть, были и определенный опыт, и кое-какое оборудование.

Не буду рассказывать о проблемах и трудностях, которые нам пришлось преодолеть. Скажу только, что, если бы не Игорь Николаевич Филимонов, не его пробивная способность, опыт руководителя, я не знаю, как бы мы выжили, выстояли на этапе становления. По сути, он – основатель отряда. В настоящее время Анапский отряд «Кубань-СПАС» возглавляет Александр Бондаренко. Александр Николаевич много лет проработал в полиции, был и начальником ГАИ, и заместителем командира Роты ДПС. Человек с богатейшим опытом, эрудицией, грамотный специалист. Очень важно, что он не стал ничего менять, разрушать, как это часто бывает. А, прежде всего, вник в то, как работает система, проникся важностью этой работы. Старается сплачивать коллектив, заботится о людях. Так что мы искренне рады, что у нашего отряда такой руководитель.

– А чем вы отличаетесь, к примеру, от тех же «эмчеэсников»?

– Мы и муниципальная служба спасения, как и прежде, базируемся вместе. Имеем положительный опыт совместных действий. Однако, к МЧС Анапский отряд «Кубань-СПАС» не имеет отношения – только оперативное подчинение, в случае глобальных катастроф. Достаточно сказать, что у нас нет ни званий, ни положенных военнослужащим преференций.

Цели и задачи те же – спасение, предупреждение и безопасность людей. Но все же мы немножко спецназ. То есть, у нас более серьезные, ответственные работы. Это горы, туристы, которые от Большого до Малого Утриша лезут наверх и попадают на сыпун. Это ДТП с пострадавшими. «Потеряхи» в лесах, грибники. Мы занимаемся патрулированием на воде. Хотя, по большому счету, море – не наша зона ответственности. Спасанием на водах занимается Новороссийский Морской спасательный кординационный центр. Но если кого-то на матрасе понесет, ждать буксир из Новороссийска мы не будем. И стартуем отсюда. У нас плотная связь с ЕДДС, с центрами мониторинга. Есть три катера – «Кальмары» и RusBoat. И это патрулирование – оно реально спасает людей.

– Думаю, за время существования отряда «КубаньСПАС» в Анапе на вашу долю выпало немало чрезвычайных ситуаций. Вот и нынешняя зима не дает скучать. Расскажите, что приходится делать во время противопаводковых мероприятий?

– Да, здесь по полной программе! Режим ЧС был введен в муниципалитете 13 августа. И до сих пор он не снят. То есть, мы и сейчас работаем в режиме чрезвычайной ситуации. Ты не можешь уехать, выключить телефон. Если честно, у меня уже 20 лет телефон не выключается ни днем, ни ночью. Все время в режиме ожидания.

Во время недавних наводнений, как всегда, откачивали воду, эвакуировали людей. В Цибанобалку приехали, когда вода уже поднялась, с обеих сторон зашла в дома. Ночь, электричество отключено. Женщина одна поскользнулась, упала, ногу сломала. Мы ее эвакуировали. Также бабушку одну, мамочку с ребенком. А потом началась откачка. В основном работали на Пионерском проспекте – помпами муниципальной службы спасения. С утра и до позднего вечера. Также помогали выносить матрасы, мебель, холодильники, телевизоры. Эвакуировали какие-то вещи или поднимали куда-то на высоту, чтобы хоть что-то сберечь. Люди реально очень серьезно пострадали.

Беда и тонкий лёд

– Вы ведь еще и на пожарах работаете?

На этот вид работ мы не аттестованы. Наши задачи – эвакуация и отселение населения из опасных зон. Последний раз глобально работали на Утрише, во время большого пожара в заповеднике. Потом участвовали в отселении населения во время пожара на Лазурной. Помогали людям эвакуироваться. Больных, пожилых – кого под руки выводили, кого на носилках. Слава Богу, альпснаряжение не понадобилось.

– Мы недавно писали, как вы вскрывали двери по обращению жильцов дома, встревоженных долгим отсутствием пожилого соседа. А были абсурдные вызовы? Например, просят поймать сбежавшее животное: змею, паука-птицееда какого-нибудь?

– В этом году ничего такого не было. Собачки, котики – это вообще не вахта спасателей. Хотя люди понасмотрятся этих фильмов, сюжетов, где мужественный красивый спасатель отдает девочке спасенную собачку. Ну и звонят нам по всякому такому случаю. Змеи – да, было раз. Приезжаем, там летняя кухня. Хозяин: «Разберите мне полы, уберите всех змей». Но ведь это не наша работа.

– У каждого спасателя есть история о самом сложном случае в практике. Когда вы лично испытали всю гамму эмоций – от злости до отчаяния. У Вас была такая?

– Много случаев, всех, понятное дело, не упомнишь. Но у меня в памяти на всю жизнь остался один. Никогда его не забуду. Поворот на Благовещенку, перед въездом в Виноградный, там с левой стороны очистные стоят, какие-то чеки. Нас туда вызвали зимой: дети на льду. Трое ребятишек 10-11 лет. Саночки. Лед у берега, где камыши, покрепче, а они на середину вышли – там тонкий. Один успел убежать, а мальчик и девочка ушли под лед. Зима, все в тяжелой одежде. Нас вызвали через 40 минут, наверное. Пока мальчуган, который спасся, добежал до крайней хаты. Пока нашел кого-то. Мы приехали, выставили освещение. Веревку перетянули через этот чек. И – в лодку.

Шарим в воде на глубине вытянутой руки. Одного достали, второго. Два трупика. Я стою перед этими ребятишками, а от крайних домов на меня бегут их родители. Это ужас! Понимаешь, что сейчас надо им передавать трупы детей. Там такие крики были! Эта картина стоит у меня перед глазами. Хотя было много страшного, ДТП, со смертельным исходом. Но вот этот случай я помню в мельчайших подробностях. Горит лампа, работает генератор и детские тела. И навстречу бегут отец с матерью. Аж колотит. До сих пор.

– Действительно, страшно. Игорь Викторович, какие сегодня специальности на вооружении ваших сотрудников: альпинист, пожарный, врач? И вообще, хороший спасатель – это кто?

– Спасатель – это гражданин Российской Федерации, обученный, подготовленный и аттестованный в установленном законом порядке. Для этого у нас есть «кубаньспасовский» учебный центр, где люди полтора месяца проходят подготовку.

Нам нужны здоровые, крепкие ребята, с устойчивой психикой. Вовсе не любители погеройствовать. Мы подвигами не занимаемся, мы людей спасаем. Человек, особенно спасатель, который не в состоянии обеспечить свою безопасность, он не то, что бесполезен, он реально опасен. Поэтому экипировка, одежда, каска, защитные очки. Все несколько раз проверить. Это все очень серьезно.

Что умеем делать? Работа с альпинистским и водолазным снаряжением, с гидравлическим и электрическим инструментом, с пневмоинструментом.

Что касается навыков врача, то спасателям запрещено оказывать медицинскую помощь. Но мы не имеем права даже таблетку дать, обезболивающее, даже зеленкой мазать. Только первая помощь: непрямой массаж сердца, наложение разного вида повязок, жгутов, шин и как можно быстрее транспортировка.

– Немного расскажите о своих ребятах. Наверняка, за эти годы было немало случаев, когда они с риском для жизни выполняли свою работу. И кого-то к наградам представляли, к очередным званиям?

– Конечно, есть у многих ведомственные награды. У нас трое заслуженных спасателей Кубани в Анапском районе. Помимо меня, это еще Игорь Николаевич Филимонов и Павел Олегович Российский. Кстати, Павел – наш «сын полка» – подтянулся к нам, когда еще был несовершеннолетним. И так и остался.

В отряде 30 человек: начальник, зам, 2 специалиста, 5 оперативных дежурных и остальные – спасатели. У нас каждый спасатель второго класса имеет право проводить занятия, кроме того, на каждого возложена какая-то обязанность. Например, Евгений Попов – старшина водолазной станции. Некоторые работают по многу лет.

Весна идёт в гору

– Игорь Викторович, скоро весна. И традиционно вы готовитесь к сезону, проводите профилактические мероприятия. Что вы обычно делаете: на высоком берегу места возможного камнепада взрываете, морское дно обследуете?

– Дно обследуем не мы. Это прерогатива муниципальной службы спасения, при открытии здравниц они получают заявки.

Что касается высокого берега, то профилактические мероприятия проводим совместно с муниципальной службой. Взрывать мы ничего, конечно, не имеем права. А вот обрушения находим. Ежегодно ранней весной мы проходим от пляжа Малой Бухты и до пляжа 40 лет Победы. Одна группа идет по верху, другая – снизу. И делать это надо ранней весной, до майских праздников, чтобы на пляже не было народа.

Ребята при помощи альпснаряжения «якорятся» и с использованием лома и гидравлики скидывают все, что можно скинуть.

– Ну и, конечно, сейчас у Вас есть возможность обратиться к населению, которое своим поведением зачастую добавляет работы вашему брату, да и свою жизнь и здоровье подвергает риску.

– Скоро весна, поэтому обращение одно. Люди, если отправляетесь в лес, на маевку, на экскурсию, обязательно предупредите об этом своих друзей, близких. Зарядите мобильник, возьмите с собой пауэр-банк. Одевайтесь в яркую одежду: если что-то с вами произойдет, вас легче будет найти. С собой берите спички, запас питьевой воды. Да, и если вы объявили о своем месте нахождения, то уже оставайтесь там. А то мы его ищем в одном месте, а он пошел дальше и там еще в овраг провалился. И еще что делают! Заблудились – вызвали спасателей. Начались поиски: спасателей целое подразделение ходит, «Лиза Алерт», казаки. А они вышли к дороге, сели в маршрутку и уехали. Да вы ж сообщите об этом! Люди ведь продолжают вас искать!

Летом – происшествия на воде. И все из-за того, что игнорируют предупреждения. К примеру, был случай. Тягун, шторм. Только человека из воды достали, реанимируют, а женщина тут же идет, двух детей за руку тянет: «Вот видите, дядя не слушался!», буквально перешагивает через него и – в воду! Да и весной, когда начинаются маевки, принимаются испытывать водоемы. А ведь дно меняется, даже там, где человек в прошлом сезоне нырял, в этом мог кто-то железную кровать бросить.

И главное – запомните телефон 112. Если, не дай Бог, что-то случилось, выходите на оперативного дежурного ЕДДС. Он примет этот вызов и переадресует его, кому нужно. Пожарному, полиции или спасателям. И, пожалуйста, берегите себя и своих близких!

Читайте еще новости Анапы