Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

№ 69 (14354)

издается с 27 февраля 1918 года

Офицер ВДВ из Анапы – о выборе, боли и мужестве российского десантника

2 августа

Виктория Сологуб

Действующие офицеры о своей службе не любят распространяться – слишком много ограничений в части секретности. Но День ВДВ – праздник особенный, когда даже самых суровые и неразговорчивые люди в форме смягчаются и соглашаются пообщаться. Вот как заместитель командира 1141-го гвардейского артполка по военно-политической работе, гвардии подполковник Виталий Шмаглий. Он отдал службе в армии более 30 лет. Из них 18 – служил в знаменитом 104-м гвардейском десантно-штурмовом полку 76-й гвардейской Псковской дивизии ВДВ. Том самом, шестая рота которого 21 год тому назад совершила подвиг в Аргунском ущелье.

После подвига

Нет, наверное, сегодня взрослого человека, который бы не слышал подвиге шестой роты. В том числе и благодаря кинематографу. Произошло это 29 февраля 2000 года. Девяносто десантников – шестая рота 104-го полка 76-й гвардейской Псковской дивизии ВДВ вступила в неравный бой с несколькими тысячами боевиков. Банду возглавляли арабский наемник Хаттаб и полевой командир Шамиль Басаев. Бой длился почти сутки! Наши десантники не сдали высоту. Живыми из этого боя вышли только шестеро солдат. Из целой роты.

Как говорит Виталий Шмаглий, судьба так распорядилась, что в то время, когда шестая рота была в Чечне, их батарея находилась во Пскове. И именно им пришлось хоронить ребят, доставлять страшный «груз 200» домой их семьям.

– Мы прибыли в Чечню на замену погибшей роте уже позже, осенью. До этого нам нужно было доукомплектоваться, учебу пройти, людей научить. Дело в том, что у меня были в основном срочники, стариков только человека три, – рассказывает Шмаглий.

По словам Виталия Юрьевича, в Чечне они выполняли «обычную мужскую работу». Ну, разве что в экстремальных условиях. Боевики вели постоянную партизанскую войну, поэтому они две недели находились в базовом районе, две – участвовали в разведпоисковых действиях. Искали бандформирования, схроны, лагеря.

– На войне у любого командира самое, наверное, большое, главное желание – всех живых привести, весь личный состав. У меня так сложилось, что все ребята, которые уходили, живыми вернулись домой. Ну, не считая нескольких раненых. Самое страшное – привозить матери ее погибшего сына. И в глаза ей смотреть, – признается  подполковник. – Ну, слава богу, мне не пришлось. До сих пор общаемся, многие ребята звонят, поздравляют с праздниками. Я уже подполковник, но для них навсегда комбат. Звонят, приветствуют: «Здорово, комбат!».

Мужская работа

– Конечно же, в детстве я мечтал быть десантником. И, как и каждый мальчишка, посмотрел «В зоне особого внимания»! Любого десантника спросите, это роковой фильм, который изменил судьбу очень многих мальчишек! – смеется Виталий Юрьевич.

Причем, родители не военнослужащие: мама учитель, отец машинист электровоза.

– Но именно отец для меня во всем был примером. И меня воспитывал так, что если ты за что-то берешься, либо делай это с самоотдачей, либо не берись вообще. Он свой электровоз знал до винтика, был уважаемым человеком в депо. Я им всегда гордился. А он – мной, – продолжает Шмаглий.

Так что к военной службе Виталий готовился серьезно. У него была цель, к которой он шел, не сворачивая. Еще в школе занимался в кружке «Юный десантник», где их учили и стрелять, и парашют укладывать. Собирался в знаменитое рязанское училище ВДВ. Но разнарядка была в Коломенское высшее артиллерийское командное училище. И он пошел туда. О чем совершенно не жалеет.

После училища попал по распределению в город Псков, в 76-ю гвардейскую десантно-штурмовую дивизию в 1995 году. Служил в прославленном 104-м гвардейском полку.

Неоднократно принимал участие в боевых действиях, прошел все командные должности – от командира взвода до замкомандира полка. Помимо второй чеченской, был и в Абхазии, и в Югославии. Ну и, наконец, участвовал в военной операции в Сирии. Награжден двумя медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» с мечами – II и I степеней. Первую медаль – за контртеррористическую операцию в Чечне – вручал еще тогдашний министр обороны Сергей Иванов. Вторую дали уже за Сирию.

Наверное, десантный Бог берег командира – ни разу за это время у него не было ни контузий, ни ранений. Хотя случалось всякое. Однако на все расспросы – категоричное «нет»:

– Про «горячие точки» я разговаривать не очень люблю. Понимаете, для нас это больше работа. Кому-то хлеб печь, кому-то воевать. Война – это коллективное творчество, где каждый – стрелок он или  повар – маленький винтик в сложном часовом механизме. Вот я о другом хочу сказать: мы все воспитывались на примерах дедов, которые прошли Великую Отечественную. И я считаю, что наши сегодняшние войны ни в какое сравнение не идут с тем подвигом, который совершили они. Вот у меня двоюродный дед Алексей Михайлович Шмаглий полковником закончил службу. Я очень им горжусь. Также в нашем воспитании немалую роль сыграли воины-афганцы, у меня очень много друзей было. Когда я заканчивал школу, очень хотел в Афганистан попасть. Не получилось. Это были герои, которые – вот они, рядом, с которыми за руку здороваешься.

Говоря о военной операции в Сирии, Виталий Юрьевич замечает:

– Мы люди военные. И понимаем, что на Ближнем Востоке у государства свои интересы, которые необходимо отстаивать. Мы же видим, что прямо у нашего порога блок НАТО стоит, вся Прибалтика, все бывшие страны Варшавского договора. Поэтому мы должны быть как никогда на чеку, отдаваться целиком и полностью боевой учебе.

Праздник – на боевом посту

В 1141-й гвардейский артполк Виталий Шмаглий был переведен из Пскова два с половиной года тому назад. Об анапской части Виталий Юрьевич говорит исключительно в превосходной степени. Достаточно сказать, что только при выполнении боевых задач на территории Чечни за проявленные мужество и героизм более шестисот десантников полка были награждены государственными наградами.

Вот и сегодня воины части осваивают новейшие образцы техники.  Около пяти месяцев в году находится на полигоне – на учениях, полевых выходах, то есть вдали от дома.

На вопрос, сколько у него прыжков, Виталий Юрьевич пожал плечами: «Не знаю, наверное, что-то около 150». И до сих пор прыгает регулярно.

– Ну а как я могу не прыгать, если я людей воспитываю, призываю к смелости и отваге. С таким же парашютом, с таким же рюкзаком. Так же бегаю,  подтягиваюсь. На уровне возрастной группы, конечно. А как же, личный пример!

Пожалуй, его личный пример и на детях отразился. Кстати, у Виталия Юрьевича трое детей: младшей дочери 10 лет, среднему сыну 16 и старшему – 19. Сейчас Игнат служит срочную в ВДВ.

– Он у меня воспитан нормально, в самых лучших традициях ВДВ. Служит в десантно-штурмовой роте, пулеметчиком. Совершает прыжки смело и уверенно. В общем, здоровый хлопец, десантник.  Я им очень горжусь. Очень! По крайней мере, никто не скажет, что Шмаглий своего сыночка в теплое место устроил.

На вопрос, что бы хотел пожелать сослуживцам в связи с Днем ВДВ, Виталий Юрьевич сказал:

– Для десантников 2 августа – главнейший праздник. У нас в артполку день ВДВ будет проходить как обычно. Сегодня для солдат праздничный обед – сладости, фрукты. И, невзирая на праздник, будем на боевом посту. Мы как раз уходим на полевой выход. Кто-то будет технику грузить, кто-то уедет непосредственно на полигон. Как в свое время сказал командир дивизии, праздник – это для ветеранов, а для нас это суровые будни. Мол, вот уйдете на пенсию, будете праздновать. Вот и хочется пожелать всем крепчайшего здоровья, ветеранам – бодрости духа. Нынешнему поколению – продолжать традиции, которые были заложены ветеранами. И не отходить от них, потому что мы сильны этими традициями. Десантников бывших не бывает. Если ты надел берет и тельняшку, то это на всю жизнь.

PS. Сегодня, 2 августа, когда номер верстался в печать, в Анапе были слышны раскаты грома. Но мы то уже знали, что непогода ни при чем. Это на полигоне в Раевке десантники «отмечают» день ВДВ. С праздником, наша дорогая «крылатая пехота»!

Читайте еще новости Анапы