Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

№ 76 (14361)

издается с 27 февраля 1918 года

Офицер ВДВ из Анапы стремится сохранить правду об Афгане

15 февраля

Сергей Мумин

В понедельник, 15 февраля, в России отмечается 32-я годовщина вывода советских войск из Афганистана. По традиции соберутся в этот день воины-интернационалисты и их близкие. Чтобы помянуть боевых друзей и обнять здравствующих соратников и матерей погибших ребят. Не понаслышке знает о той войне и наш земляк Владимир Михайлович Андронов, который 25 месяцев провел в служебной командировке  в Афгане. На войне.

Рейс «Ташкент – Кабул»

В 1979-м начались известные события в Демократической Республике Афганистан, и туда ввели ограниченный контингент советских войск. В дальнейшем  ротация наших военнослужащих проходила с интервалом в 2 года, и каждый офицер и прапорщик ВДВ был потенциальным кандидатом на замену.

 Психологически готовился к предстоящей служебной командировке и молодой офицер Владимир Андронов, и когда провзучал вопрос командира – «Как насчет интернационального долга?» сразу же ответил: «Готов!»

– В Афганистан я попал в августе 1984 года. К тому моменту война там длилась уже почти пять лет, и за это время многих сослуживцев довелось проводить «за речку». Все эти годы пограничная Амударья делила не только территории государств, но и судьбы людей на «до» и «после», поэтому понятие «за речкой» для посвященных имело не только географический, но и сакральный смысл, – рассказывает Владимир Михайлович.

А перед этим в аэропорту Ташкента с ним произошел курьезный случай. Перед отправкой рейса офицер по учету личного состава, сверяя список, несколько раз выкликнул: «Андропов». Никто из возможных однофамильцев недавно умершего Генерального секретаря ЦК КПСС так и не отозвался.

– Может, Андронов? – осторожно переспросил Владимир. И добавил, — если бы я носил фамилию «Андропов», то вряд ли оказался среди присутствующих.

 Народ в строю дружно рассмеялся.

На «курорте» Бамиан

Лето1984-го. Аэропорт Кабула. Нестерпимая жара. Серая пыль, плотным слоем застилавшая все вокруг. В небе — «вертушки». Так Андронов прибыл в 357 парашютно-десантный полк, который располагался в кабульской крепости Балахисар, а затем был направлен в город Бамиан, в мирное время — популярный курорт. Там стояли включенные в список культурного наследия ЮНЭСКО многометровые статуи Будды, в последующем уничтоженные талибами.

Их батальон располагался в труднодоступном горном районе. Новичкам в первое  время было трудно не только бегать с полной экипировкой, но даже ходить. Кроме того, служить и воевать приходилось в условиях разреженного воздуха, с большими перепадами дневных и ночных температур. Снабжение боеприпасами и продовольствием осуществлялось вертолетами, которые находились под постоянным прицелом «духов». Для бандитов «вертушки» были желанной добычей, за которую их хозяева щедро платили.

– Первый бой я принял 21 сентября, день в день ровно через месяц после пересечения границы. В ходе боя корректировал огонь гаубичной батареи, которая поддерживала своим огнем действия парашютно-десантных рот. А на завершающем этапе, как наводчик расчета зенитной установки прикрывал выход из боя одной из рот. Знаете, на то, чтобы испытать страх, просто не было времени. Бой — динамичный, обстановка менялась очень быстро. Противник, хорошо зная местность, умело маневрировал, вел огонь с разных направлений, поэтому приходилось быть предельно внимательным и сосредоточенным, — рассказывает Андронов.

А  впереди были еще полные неизвестности 25 месяцев войны…

За время этой командировки  он будет награжден двумя орденами Красной Звезды, и оба раза – за боевые разведывательные операции. Впрочем, рассказывать о своих заслугах Владимир Михайлович не любит. Зато охотно вспоминает о сослуживцах. Например, о четверых москвичах, представителях столичной «золотой молодежи», которые не спрятались за спины родителей, добровольно поехали в Афган. Или о ныне живущем в Анапе сержанте Сергее Грекове, прикрывавшем его практически во всех операциях вплоть до своего «дембеля»…

Настоящей проверкой на прочность стала ранняя весна 1985 года, когда из-за перебоев в снабжениив батальоне подошли к концу боеприпасы и запасы провианта.«Вертушки» прорывались на высокогорье крайне редко. Не хватало солярки для отопления палаток, а по ночам ощутимо подмораживало, поэтому спали не раздеваясь. О том, чтобы толком помыться, постирать белье и обмундирование, и речи не шло. Но еще больше досаждало постоянное недоедание. На один приём пищи группе из 4-х человек выдавалась одна банка кильки в томатном соусе и несколько сухарей.

С голодухи десантникисъели всю живность в округе – собак, сусликов, пробуждавшихся от зимней спячки афганских ёжиков и дикобразов. Но никто ни одним словом не высказал своего возмущения, никто ни разу не покинул боевых позиций. Батальон замерзал, голодал…. и продолжал драться.

– Особенно памятен эпизод, когда мы захватили «духа» с высоким положением в банде. Он оказался образованнейшим человеком, учился в престижном вузе в СССР и Европе, владел несколькими языками, включая русский. И вот, когда тот сидел в «кутузке», к охраннику подошел сослуживец и начал рассказывать, что ему идти на боевой выход, а обувь прохудилась. А идти надо, ребят же не бросишь.

Потом уже душман говорил на допросе комбату, что воевать с шурави – дело безнадежное. У него дырка в подошве, а он в бой идет.

Работайте, братья!

В обратном направлении Андронов пересек границу 24 октября 1986 года. Прибыл в Союз, а в 1988-м по службе был переведен в Анапу. Некоторое время служил в горвоенкомате, а уволившись по состоянию здоровья, занялся общественной деятельностью.

– Я сделал ставку на анапских ребят-афганцев. Среди них Геннадий Удовиченко, Сергей Пархоменко, Сергей Пугач, Александр Мамон, а также Сергей Старостин, Валерий Колесников, Владимир Ходжаев, и ныне, к сожалению, покойные Виктор Петренко и Павел Саркисьян. Мы выступили с инициативой установить в Анапе памятник воину-«афганцу», первый на Кубани и в России! Я очень благодарен скульптору Василию Петровичу Полякову, сумевшему в скромной по размерам композиции передать суть войны. Также искренне благодарен администрации Анапы и контр-адмиралу Михаилу Ивановичу Смольянинову, поддержавших нашу инициативу. Позже такую же скульптурную композицию по просьбе центрального аппарата Союза ветеранов Афганистана мы установили у штаб-квартиры организациив Москве, – рассказывает  Владимир Михайлович.

Он продолжает активную общественную работу и сегодня, в частности – добивается установки памятника Павлу Саркисьяну в одноимённом сквере, а также стелу в память о всех локальных войнах на пересечении улиц Астраханской и Лермонтова.

Для Владимира Андронова и его соратников важно сохранить память об участниках боевых действий в Афганистане и донести правду о той войне до нынешнего молодого поколения. А сегодняшних военнослужащих, которые отправляются в Сирию и другие «горячие точки», Владимир Михайлович напутствует по-мужски кратко, но емко: «Работайте, братья,  и постарайтесь остаться в живых!»

Из личного дела

Владимир Андронов – капитан ВДВ в отставке. С августа 1984 по конец октября 1986 года выполнял воинский интернациональный долг в ДРА. В конце 80-х стоял у истоков зарождения общественного движения воинов-интернационалистов на Кубани. Был первым председателем Анапской общественной организации ветеранов войны в Афганистане, а в средине 90-х – руководителем анапского филиала общественного движения «Боевое братство».

Награжден двумя орденами Красной Звезды, общественной наградой – орденом Василия Маргелова, медалями «От благодарного афганского народа» и «За вклад в развитие Кубани». Последнюю получил в 1998 году из рук тогдашнего губернатора Николая Кондратенко вместе с именными часами. В 2017 году стал лауреатом краевой поисково-просветительской экспедиции «Имя Кубани» в номинации «Боевое имя Кубани».

Читайте еще новости Анапы