16+

№ 43 (14424)

издается с 27 февраля 1918 года

Разговор начистоту с врачом анестезиологом-реаниматологом Горбольницы Анапы в День медицинского работника

19 июня

Виктория Сологуб

Кажется, что врачи этой профессии всегда находятся в некой фантастической области – где-то между жизнью и смертью. Можно сказать, держат в руках ниточку чьей-то жизни. Анестезиолог-реаниматолог, врач первой категории Игорь Свинарь заведует отделением анестезиологии и реанимации №1 Городской больницы Анапы вот уже больше 3 лет. При этом ему самому всего-то 39. В преддверии Дня медицинского работника мы поговорили о судьбе и выборе, о внутренних медицинских проблемах, а также о тонкостях и мифах, окружающих одну из самых незаметных и таинственных медицинских профессий.

Правда, сделать это оказалось непросто. За первые же десять минут к приемному покою одна за другой подъехали две скорые. Доставили женщину из Темрюкского района, следом – мужчину средних лет с травмами. «Ну, вот так у нас всегда! Что-либо планировать невозможно!» – разводит руками завотделением.

Еще через пятнадцать минут – звонок: «Игорь Александрович, пора, пациент на столе!».

Так что встречаться нам пришлось несколько раз. Я не знаю, как можно работать в таком ритме – как на вулкане. Но как-то ведь люди приходят в эту профессию?

Кстати, Игорь Свинарь не из медицинской семьи. Родители оба инженеры, а вот он уже класса с 7-го твердо знал, что будет врачом, учился в классе химико-биологической направленности. Родные, конечно, только за: кто не мечтает, чтобы в семье был «свой врач»! Кстати, теперь их даже двое. Супруга Игоря, Юлия, тоже медик – медсестра-анестезистка.

– Мы полноценная анестезиологическая бригада, – говорит он. – Зачастую, когда по дежурству совпадаем, вместе в операционную заходим. Работаем также и в палатах. И, учитывая специфику нашей работы, для семейной жизни это даже хорошо: не надо друг другу ничего объяснять – близкий человек все знает, все чувствует, понимает с полуслова.

Нет дороже награды

Конечно же, я хочу услышать какие-то истории из врачебной практики. И Игорь Александрович добросовестно пытается вспомнить, долго молчит, потом признается:

 – Я понимаю. Но, честное слово, не знаю, что вам рассказать. Дело в том, что радостного в нашей работе мало. Что я вам расскажу? Про ребенка, которого собака погрызла?! Про то, как наркомана привезли, и он всех раскидал здесь? Или про бомжа, гниющего изнутри? Или, когда людей в канализацию засосало и они аспирировали сточными водами. Или недавний случай, когда женщину с девочкой обнаженную из воды достали. Вот видите, у меня в основном страшные истории, где грязь, ужас, где пытаешься вырвать человека у смерти. И это не всегда удается. В узком медицинском кругу эти истории можно было бы рассказать, но не обычным людям. Потому у нас и закрытое отделение.

Поэтому, говорит завотделением, особенно радует, когда удается спасти ребенка.

– У меня самого сынишка, и когда с детишками случаются какие-то страшные вещи – травмы, ожоги, ДТП – это особенно тяжело, – продолжает он. – Мы оказываем экстренную помощь, стабилизируем, выводим из шока, оперируем на месте или санитарной авиацией эвакуируем в Краснодар. И когда родители приводят детей, а они уже на своих ножках, улыбаются, говорят спасибо, это больше всего греет душу. Рисунки дарят, тортики, которые своими руками испекли. Нет дороже награды.

НЕСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Игорь Александрович Свинарь анестезиолог-реаниматолог, врач первой категории. Окончил Читинскую государственную медицинскую академию, интернатуру по специальности «анестезиология и реанимация». Работал в четвертой краевой больнице  Забайкальского края. С 2014 года – в Городской больнице Анапы. Сначала врачом-анестезиологом-реаниматологом, с 2019 года – заведующим отделением анестезиологии и реанимации №1 Городской больницы Анапы.

Наука анестезиология

Как рассказывает Игорь Александрович, с помощью возглавляемого им отделения за 2021 год было проведено более 2,5 тысяч операций – с обезболиванием, с оказанием анестезиологической помощи.

– Понимаете, у нас в городе единственная больница, которая оказывает скорую помощь, в том числе хирургическую, ежедневно, 24 часа в сутки, – продолжает Игорь Александрович. – И у нас смешанное отделение – нет разделения на реанимационное и анестезиологическое. Так что мы и анестезиологическое сопровождение операций проводим, и реанимационные мероприятия. За сутки до полусотни пациентов проходит.

Анестезиология, по словам доктора, – целая наука. Погрузить человека в медикаментозную кому, в глубокий сон – это серьезно. И задача анестезиолога – так просчитать и продумать наркоз, чтобы пациент проснулся вовремя – не до операции, не в течение нее, а ровно тогда, когда закончены все болезненные манипуляции. Чтобы пациент в итоге успешно вернулся к нормальной жизни.

Тоннели и ангелы

– А что там за «тоннели» и «ангелы», которые видятся человеку при получении наркоза?

– Если брать анестезию, то чаще всего пациенты вспоминают, что видели хорошие сны, «гуляли» по залитому солнцем парку, – улыбается Игорь Александрович. – Мы и стараемся делать так, чтобы люди видели прекрасные сны, чтобы не пугали никого в палате криками ужаса, пробуждаясь от наркоза. Если же говорить о реанимации. Да, я иногда расспрашиваю пациентов после проведенной реанимации, и некоторые признаются, что они действительно видели своих родных. Сложно объяснить. Здесь, наверное, целый комплекс факторов влияет. Нейрофизиологи уже доказали, куда идут нервные импульсы, как формируется картинка у нас в глазу. В общем, мы поняли, как картинка выводится на экран. Но пока не можем сказать, КТО смотрит на этот экран. И, возможно, здесь есть что-то неподвластное нашему разуму. Душа? Возможно. Каждый объясняет в зависимости от менталитета, вероисповедания и образования.

Медицинский спецназ

– А правда, что анестезиолог находится как бы в тени лечащего врача. Хирург для больного – Бог, а анестезиолог – сделал свое дело и ушел? А ведь ответственность за жизнь во многом лежит именно на вас?

– Да, и я своему персоналу, врачам, медсестрам говорю: мы своего рода войска специального назначения, – соглашается Игорь Александрович. – В критических ситуациях, когда врач может растеряться, кто-то должен принять решение и, в общем, скоординировать всех остальных, проводя при этом работу по спасению, оживлению, ревитализации, реанимации.

Говоря о профессии анестезиолога-реаниматолога, завотделением добавляет:

– Вообще это не та профессия, где можно заработать денег, сделать карьеру или отсидеться. Но если ты хочешь быть на переднем крае, на острие, на нерве, если ты хочешь постоянно ощущать, что кому-то нужен, это как раз то, что надо. На самом деле у нас в отделении случайных-то людей нет. Конечно, профессиональные навыки важны. Но, в первую очередь, это склад характера. Человек должен быть стрессоустойчивым, не поддающимся панике, спокойным, уравновешенным. У нас командная работа. Поэтому сегодня я хочу поздравить с профессиональным праздником всех коллег, пожелать достойной жизни, здоровья и радости от любимого дела!

Читайте еще новости Анапы