16+

№ 57 (14438)

издается с 27 февраля 1918 года

С днём ВДВ! Анапский десантник — о боевых буднях

2 августа

Виктория Сологуб

Сегодня – День ВДВ. И сегодня мы поздравляем с профессиональным праздником наших парней-десантников. 1141-й гвардейский артиллерийский полк 7-й гвардейской десантно-штурмовой горной дивизии – действующая, боевая часть. Ее военнослужащие всегда были войсками «передового рубежа», крылатой гвардией, способной выполнить любую задачу, участвовали едва ли не во всех военных кампаниях и контртеррористических операциях. И сегодня, в ходе специальной военной операции на Украине, мы переживаем, болеем и молимся о них. Желаем вернуться домой целыми и невредимыми. С победой.

О боевых буднях ВДВ – в нашем интервью с заместителем начальника штаба 1141-го полка по службе войск и безопасности военной службы, комендантом Анапского военного гарнизона гвардии майором Александром Рязановым.

– Александр, Вы, наверняка, из военной семьи?

– Да, у нас династия. И, конечно, деды воевали. Ведь нет в России такой семьи, которой бы не коснулась война. Дедушка Толя в 44-45-м был танкистом. Потом работал на заводе. А его отец, мой прадед, погиб на Курской дуге. Мой отец, Владислав Анатольевич, окончил Коломенское высшее артиллерийское командное училище, попал по распределению в Литву, как раз в этот 1141-й полк. Там я родился в 1989 году. И вместе с полком начал двигаться: оттуда в Майкоп, потом в Анапу. Кстати, мама моя тоже в нашем полку служила – санинструктором, потом фельдшером. До прапорщика дослужилась, сейчас уже вышла на пенсию.

– Получается, Вы своего рода сын полка?!

– Да, и у нас двое таких сыновей полка! Я и начальник штаба самоходно-артиллерийского дивизиона Александр Максачук.

– Потом еще в кадетское поступили? В 15 лет – и в казарму. Нелегко было?

– Да, «юность в сапогах» у нас называлось. После восьмого класса пятой школы Анапы, в 2003 году, поступил в Санкт-Петербургский кадетский ракетно-артиллерийский корпус. Да, тяжело было, первый год особенно, потому что далеко от родителей. Но ничего, все в равных условиях, сплотились. В 2006 поступил в Коломенское высшее артиллерийское командное училище – то же самое, где отец учился. И после училища, в 2011 году, попал служить в Анапу, в наш 1141-й, в самоходный артиллерийский дивизион, на должность командира взвода управления. Так что вся жизнь с этим полком связана.

– А первое боевое крещение когда было?

– В 2012 году мы вместе с полком выполняли задачи в контртеррористической операции в республике Дагестан, в районе населенного пункта Зехида.

12-й год у нас вообще был сложный. Июнь-июль мы провели в Крымске, когда было наводнение. 31 июля вернулись в полк – нам дали два дня на подготовку ко Дню ВДВ. Мы отпраздновали и уже 6 августа погрузились в эшелон и – в Дагестан, на подготовку к проведению контртеррористической операции. Ее проведение было запланировано на 15 сентября, но случился теракт 4 сентября – подорвали в святом месте муллу республики Дагестан. И после этого была дана команда о начале.

В то время я еще был лейтенантом, командиром взвода управления и по совместительству – корректировщиком, командиром артиллеристов разведчиков. И моя задача была корректировать огонь артиллерии, ходил с разведподразделениями в залежки. То есть, за 3-4 дня до выдвижения наших колонн мы выходили в горы, организовывали залежку, выявляли противника, прокладывали маршрут. И во время движения наших колонн сопровождали их. Конечно, были нападения на колонны. Дагестан отличает сложный рельеф, перепады высот, не все участки местности просматриваются, так что приходилось корректировщикам ехать в авангарде колонны либо в основных силах. И также сопровождать огнем артиллерии, в случае нападения на колонну.

В 2014 году был переведен на должность начальника разведки самоходно-артиллерийского дивизиона. В 2018-м назначен командиром противотанковой батареи полка. В нынешней должности – с декабря 2019 года.

Регулярно ездили на выполнение учебно-боевых задач: на полигон Ашулук, полигон в городе Луге Ленинградской области, Татарка в Ставропольском крае, и наш любимый с 15-го года – полигон Апук в республике Крым. А также Багерово, Старокрымский, Ангарский. То есть, Крым мы уже «откатали» полностью.

– С первых дней анапский артполк участвует в специальной военной операции по защите Донбасса. В чем самая главная сложность?

– Все поставленные задачи артиллерией выполняются точно в срок. Да, бывают накладки, бывает, не все безукоризненно, потому что сами понимаете – СВО – это выполнение боевой задачи не просто по борьбе с бандформированиями, террористическими группами, а с профессиональными, обученными, оснащенными различными видами вооружения, включая артиллерию, авиацию, ПВО, средства радио-электронной борьбы. То есть, все то же самое, что и у нас. И в большинстве случаев все специалисты противника были научены в советское и постсоветское время, в таких же школах, училищах. То есть, противник думает так же, как и мы. А в это время база давалась очень хорошая. И когда на той стороне сидят такие же специалисты, только еще с применением натовской техники, систем управления, систем навигации, это очень непросто. Впрочем, у нас тоже нормальное оснащение, а благодаря некоторым нашим особенностям подготовки, противник несет все-таки большие потери.

И, находясь там, мы понимаем, что, действительно, защищаем страну от этого нацистского ужаса.

– Каждое утро официальный представитель Минобороны, генерал-лейтенант Игорь Конашенков докладывает о новых успехах российской армии, о подвигах наших ребят. Расскажите, действительно наши парни герои?

– Вот когда вы слышите, что «противник со стороны Украины в южном направлении проводит контрнаступление, которое отражается нашими войсками», это как раз производится нашими подразделениями совместно с артиллерийскими подразделениями сухопутных войск. Так что часть докладов Конашенкова – это именно про нас. Но конкретнее сказать не могу.

– То есть и подвиги совершают, и сослуживцев спасают? Я каждое утро смотрю этот брифинг, и когда идут портреты, всматриваюсь в лица: наверняка среди них и ребята из нашей части и всей 7-й дивизии ВДВ?

– Ну, если присмотреться, сделать анализ, то 90 процентов военнослужащих, которых показывают по Первому каналу, все это десантники или морпехи, как правило. Потому что ВДВ, как обычно, на острие атаки, это боевой кулак России.

– Думаю, что все анапчане смотрят с замиранием сердца, и молятся, и желают победы. Как, вы чувствуете помощь, поддержку населения?

– Чувствуем. У нас в каждом окопе одна стенка фотографиями детей, наших школьников оклеена. И не только своих. У нас в полку много неженатых, есть военнослужащие-сироты, у которых нет никого родных. Но анапчане нас поддерживает и морально, и когда подарки собирают. Да даже тем, что ежедневно на КПП части приходят люди, которые хотят убыть туда – не за деньги, а просто поддержать наших. Бывает, предлагают помочь машиной, что-то привезти, отвезти. Много желающих среди людей среднего и преклонного возраста, которых в армию уже взять не сможем по возрасту, но они знают, что такое фашизм, и не хотят оставаться в стороне.

– Несколько раз мы сюжеты делали о том, что люди с помощью военных передают гуманитарную помощь туда, на Донбасс…

– Да, и довольно много. Вот не так давно школа «Сириус» приносила детские книжки для детей Донбасса, Свято-Серафимовский храм и ее настоятель, наш куратор отец Александр, все время передает поддержку не только для военных, но и для жителей населенных пунктов, которые находятся под нашей защитой.

– Если не ошибаюсь, сегодня передавали беспилотники для воинской части?

– Да, как раз сегодня. Их встречал наш зам командира Виталий Юрьевич Шмаглий. Квадракоптеры, тепловизоры в наше время – очень нужная вещь, потому что они действительно помогают нашим подразделениям. А артиллеристам – особенно. Потому что мы свои глаза поднимаем вверх и видим позиции противника на бОльшую глубину. То есть, визуально мы наблюдаем противника на 3-4 километра, а поднимая вверх квадракоптер, хотя бы на 600 метров, мы увеличиваем глубину наблюдения до 15-20 километров. Ну а тепловизоры в основном ставим на наши «секреты», оцепления, которые в ночное время несут службу, чтобы противник не подошел незамеченным.

– Кстати, в репортажах военкоров с передовой не раз читала, что времена парашютных десантов прошли. Применяются ли они в СВО?

– С начала специальной военной операции парашютный десант у нас не использовался, зато производим высадку беспарашютным способом. Такой десант у нас применялся на аэропорту в Гостомиле, под Киевом. Там самое главное –внезапность, быстрота, большой массив. Вертолеты Ми-8 АМТШ летят на сверхмалой высоте, касаясь брюхом макушек деревьев, что позволяет и быть незаметными для радаров противника. Отделения специального назначения, парашютно-десантные и разведывательные с подразделением артиллерии батальонной глубины высаживаются на тросах (без парашютным способом десантирования). Вертолеты дальше ушли, десант отвоевал плацдарм. Потом основные силы подошли, и мы заняли аэродром.

– А что отличает артиллеристов и десантников от представителей других родов войск?

– Артиллерист отличается грамотностью, пунктуальностью, штабной культурой. И самое главное – точность. У нас все до запятой, до десятых рассчитывается. Не зря у нас есть пословица: «Пот артиллеристов спасает кровь пехоты в бою». Если ошибается сапер, то погибает сапер, если ошибается артиллерист, то погибает пехотное подразделение.

Что касается десантников вообще, то мы всегда работаем парами. Это парный род войск, потому что один другого страхует и контролирует. Укладывают купол всегда два человека – первый номер и помогающий. Второй всегда контролирует первого, чтобы тот не сделал ошибку. При одевании парашютов то же самое происходит, при совершении десантирования, при заходе на борт самолета. Сам десантируемый парашютист – он не видит, зацепили вы или нет стабилизирующие системы к тросам принудительного раскрытия парашютов. Контролирует его сзади, хлопая по плечу, его товарищ.

То есть, это особое десантное братство. Если меня похлопал брат по плечу, значит, я в нем уверен, значит, я могу шагать в открытую дверь спокойно. То есть, свою жизнь мы всегда доверяем товарищу.

– Любые военные действия – это боль и горе. За что Вам особенно больно?

– За погибших товарищей.

– В преддверии Дня ВДВ что бы хотели сказать ребятам, своим сослуживцам, соратникам, ветеранам?

– В первую очередь и от имени командования части, и от имени командования гарнизона я поздравил бы ветеранов воздушно-десантных войск. Потому что как у нас говорится, 2 августа – это праздник не нынешнего десанта, а тех, кто уже свой долг Родине отдал и находится на заслуженном отдыхе. А нам – держаться, работать, грызть гранит науки, потому что работы еще много. А боевая задача – это наша работа. Скорейшей победы и мира всем!

Читайте еще новости Анапы