16+

№ 57 (14438)

издается с 27 февраля 1918 года

С Днём ВМФ! Капитан I ранга в запасе анапчанин Юрий Василенко — об 11 автономках и лучших годах под водой и на земле

31 июля

Виктория Сологуб

44 с лишним года отдал военной службе капитан Iранга в запасе анапчанин Юрий Василенко. Из них 7 служил на атомных подводных лодках Северного флота. Начинал штурманом. За это время принял участие в 11 дальних походах – автономках. Говорит, под водой провел в общей сложности 3 года. Может быть, именно море – безбрежное и могучее, безжалостное и нежное одновременно, наложило свой отпечаток на него. Но только казалось, мне может не хватить красок, чтобы рассказать об этом необыкновенном человеке – таком ярком, азартном, таком жадном до жизни, обладающим столькими талантами. Вот что вы скажете, если узнаете, что морской офицер еще и поэт, и писатель с творческим псевдонимом Василенко-Ясеновский, а также спортсмен, общественник, театрал. И не только!

НЕСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Юрий Васильевич ВАСИЛЕНКО

Капитан 1 ранга в запасе. С 1973 по 2017 год находился на военной службе. Участник 11 боевых служб (автономок) на атомных подводных лодках Северного флота.

Родился 30.11.1956 года в селе Ясеново Каменского района Воронежской области.

Окончил Московское суворовское военное училище, Высшее военно-морское училище им. М.В.Фрунзе, Высшие военные курсы, Санкт-Петербургский государственный университет, межотраслевой институт переподготовки кадров Санкт-Петербургской государственной инженерно-экономической Академии, адъюнктуру военной академии. Кандидат юридических наук.

Избирался депутатом Ленинградского областного Совета и дважды – депутатом представительного органа местного самоуправления.

Член Союза литераторов России. Состоял в литобъединении «Приозерье» (Ленинградская область) и несколько лет его возглавлял. Автор поэтического сборника «В минуты слабости святые».

Школа жизни

У флотских так бывает, что свою судьбу они выбирают еще в детстве, глядя на отцов и дедов. Вот и он, парнишка из воронежской деревушки с поэтическим названием Ясеново (вот откуда псевдоним!) – старший сын в многодетной семье, – всегда твердо знал, то будет военным. Ну а как иначе, когда отец из поколения детей войны – служил на флоте 5 лет. И двое дядьев – один на флоте, а второй – танкистом.

Конечно, Юрка хотел поступать в нахимовское, но батя волевым решением определил его судьбу и отвез документы сына в суворовское. Приехал, сообщил: будешь учиться в лучшем училище столицы! Действительно, его сослуживцами были внук Маршала Советского Союза Куликова, сын советского посла в США. Юрий Васильевич с грустной улыбкой замечает, что суворовские годы были суровой, но отменной школой жизни. После он успешно поступил в старейшее в нашей стране Высшее военно-морское училище имени Фрунзе, сейчас это Морской корпус Петра Великого. Окончил его по специальности «штурман ВМФ».

Сохраняя хрупкий мир

С 1978 по 1986 годы Юрий Василенко проходил военную службу на атомных подводных лодках Краснознаменного Северного флота. Это был самый разгар «холодной» войны. Американцы как раз разместили в Западной Европе свои крылатые ракеты с ядерными боеголовками, подлетное время которых до Москвы составляло 8-10 минут. Нашим ответом стало усиление интенсивности боевых служб АПЛ проекта 667-А. На такой подлодке он и служил. По словам Василенко, она была уникальна – по обитаемости, скрытности и вооружению. Каждая несла 16 межконтинентальных баллистических ракет.

– Мы подходили к Штатам на расстояние «пистолетного» выстрела – подлетное время наших межконтинентальных баллистических ракет тоже составило 8 минут, – вспоминает Юрий Васильевич. – Случись что, натовская ПРО была бы бессильна. Нам в то время говорили: если одна баллистическая ракета попадала в Англию, она ее могла вывести из состояния войны. То есть смертоносное оружие на самом деле.

Говоря о ядерном щите нашей страны, он отмечает, что атомные подводные лодки в этом смысле наиболее надежны, потому что бесшумны, неуловимы.

– Помню, как в 82-м по боевой тревоге десятки подводных лодок дружно ушли на боевые службы, – продолжает Василенко. – Боевое патрулирование – это когда подводная лодка выходит в океан, где у нее проложен маршрут, и ложится на боевой курс и с максимально возможной скрытностью на расчетной глубине и небольшой скорости крадется в безбрежном океане в постоянной готовности к нанесению ракетно-ядерного удара по вероятному противнику. По сути, это и есть тот самый ядерный щит, благодаря которому сохраняется хрупкий мир.

Хотя на самом деле подлодка беспомощна и слепа, как крот. По сути, это герметичная сигара метров 130 длиной. Ее глаза и уши – технические средства кораблевождения, акустика, ну и он – штурман, который прокладывает курс в мировом океане.

Юрий Васильевич вспоминает случаи, когда американцы обнаруживали их и «пасли», иногда, по трое суток. Как подолгу соблюдался режим «тишина», когда вентиляция выключена, в отсеках жара. А потом они начинали маневрировать, менять глубину и, постепенно увеличивая скорость на полную мощность, до 30 узлов, отрывались от противника, растворяясь в морской пучине. Да, были и адреналин, и ощущение азарта. А еще – постоянный риск уйти в небытие:

– Например, в ходе молниеносного погружения, когда на перископной глубине (17 метров) подлодку обнаруживает вражеский самолет-разведчик, и командир бросает: «Боцман, ныряй!». И восемнадцатитысячетонная махина с большим дифферентом на нос стремительно уходит на глубину. Слышен металлческий хруст ее тела и слегка напряженный голос боцмана: «прошли 50.., 100.., 200…». А если рули заклинит, или боцман допустит ошибку, подводная лодка устремится в океанскую бездну, где, неминуемо будет раздавлена сумасшедшим давлением.

Когда усталая подлодка…

Да, морская служба связана с риском и опасностью. И в своем биографическом очерке «Когда усталая подлодка из глубины идет домой» Юрий Васильевич пишет, что смерть незримо присутствовала рядом. Он вспоминает, как погиб его друг и однокурсник Сергей Майоров.

«Сергей нарушил инструкцию и спустился в «яму» один, без страховки. Он работал увлеченно, все время думая о предстоящей долгой разлуке с близкими: любимой женой и годовалым сынишкой… Ядовитые газы, скопившиеся на дне отсека, медленно проникали в его тело, растворяясь в крови… Его нашли примерно через час посиневшим, повисшим на трапе, ведущем наверх. Смерть приняла его в свои объятия двадцатидвухлетним».

«Сам я ощутил легкое дыхание смерти только однажды, когда проснулся в задымленном отсеке подлодки от прикосновения «ниндзя» – сослуживца, облаченного в изолирующий дыхательный аппарат, и услышал его, искаженный шлем-маской голос: «Команда центрального поста! Срочно покинуть аварийный отсек!». Я мгновенно понял, что на лодке пожар, сигнал аварийной тревоги я не услышал; в отсеке осталась только аварийная команда, успевшая включиться в «идашки», и теперь занятая поиском источника возгорания».

Как оказалось, Юрий, сменившись после вахты, ушел в соседнюю, пустую каюту и там заснул «сном младенца».

– Да, надышался я изрядно, но был жив, – улыбается Юрий Васильевич. – А вот когда осознал все, почувствовал реально, как сердце катится в пятки, а потом дрожь начала бить, которую было долго не остановить.

Вообще, надо сказать, морской Бог его хранил. К примеру, Василенко чудом не попал на печально знаменитую К-219.

– Да, это было последнее мое «железо», как мы называли лодки, – продолжает Юрий Васильевич. – Но как раз в этот момент мне пришел перевод по службе «на берег». Это было в августе 1986-го. А в сентябре ушла на боевую службу подводная лодка К-219. Спустя месяц она потерпела аварию в Саргассовом море Атлантики и погибла.

Из-за нарушения герметичности шахты произошел взрыв ракеты, который разрушил внешнюю стенку корпуса подлодки и боеголовки ракеты. Экипаж боролся за живучесть несколько суток, а когда шансов спасти «железо» не осталось, подводники по команде на спасательных плотах покинули подлодку. Погибло четыре человека, еще четверо умерли на берегу от отравления. Вот такая судьба морская. Как повернет.

Лучшее время

– А вообще годы службы на флоте – лучшее время моей жизни. Хотя какие это были годы? На берегу я практически не жил, – усмехается Юрий Васильевич. – А самая дорогая для меня награда, знаете, какая? Вот эта, которую я получил в 15 лет – медаль «Участнику 100-го парада на Красной Площади». Такую же награду получили мы, суворовцы, и принимавший парад тогдашний министр обороны, Маршал Советского Союза Гречко.

В Анапу Василенко перевелся из Архангельска, где командовал войсковой частью и по совместительству преподавал право в Поморском университете. Прошел конкурс на замещение вакантной должности заместителя начальника правовой кафедры в Институте береговой охраны ФСБ РФ. Здесь еще 9 лет прослужил. В декабре 2017 года завершил карьеру, отслужив таким образом 44 года и 5 месяцев. В 16 принял присягу, а в 61 закончил. Общая выслуга с льготами – 55 лет.

– Знаете, я ведь еще как минимум четыре года мог служить, – замечает Юрий Васильевич. – Но решил, что достиг в воинской судьбе всего, чего хотел. Я ведь штатской жизнью-то и не жил. Как после восьмого класса надел погоны, так и все. Дай, думаю, посмотрю, что это такое!

И с такой жадностью, с таким азартом кинулся пробовать гражданскую жизнь на вкус и цвет, что только диву даешься.

Он член сборной ветеранов спорта Анапы. Они трижды участвовали в спартакиадах Краснодарского края среди пенсионеров, а в этом году впервые заняли первое командное место. На протяжении многих лет круглогодично плавает в море. Занимается бегом, скандинавской ходьбой, волейболом, роликами и лыжами, участвует в общественной организации «Здоровое долголетие Анапы».

Любит музыку, театр, женщин.

– Не знаю, обошелся бы я без подводных лодок, но без женщин точно бы не хотел прожить жизнь! – смеется ветеран.

Конечно же, самые любимые из них – очаровательные внучки-петербурженки Маша и Ева 4 и 6 лет.

Занимается в театральной студии «Высота» в ДК «Молодежный», с удовольствием играет чеховский репертуар. Дважды снялся в эпизодах детективных сериалов: «Дама с собачкой», где сыграл охранника, и в сериале «Дельфин» – хозяина Анапского дельфинария.

– Что касается музеев и театра, то это у меня как у некоторых запои! Уезжаю дней на десять в Москву или Питер. И каждый день – днем выставки и музеи, а вечером спектакли или концерты в консерватории. До полного насыщения души! В общем, никогда я так не жил, как на пенсии, после увольнения из вооруженных сил.

Он по-прежнему пишет стихи и прозу.В 2020 году стал лауреатом литературного конкурса «Память сердца», посвященного 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Его пронзительное стихотворение, посвященное деду, погибшему в Великую Отечественную и похороненному под Винницей, просто не можем не напечатать.

Сегодня очень памятная дата

Для наших русских городов и сел

Но я скорблю: я внук того солдата,

который до Берлина не дошел.

В пылающей Европе в 45-м

От пули в сердце снайперской осев,

В последней, захлебнувшейся, атаке

Упал мой дед на вражеский посев.

Он не вернулся к выбеленной хате,

Где ждали женщина и трое сыновей

Но я живу, я внук того солдата,

И для меня живых он всех живей.

Поздравляя с Днем ВМФ коллег, соратников, ветеранов флота Юрий Василенко говорит:

– Конечно, здоровья хочу пожелать. Это самое главное. Чтобы было мирное небо над головой. Банально звучит, может быть, но хочется, чтобы это было. Ведь вооруженные силы, их боеготовность и профессионализм проверяются тем, что война не допущена. Мы должны крепить боевую мощь и быть такими сильными, чтобы о войне и речи не шло. Мне хочется, чтобы ветераны получали как можно больше радости от жизни. Ведь жизнь так прекрасна!

Читайте еще новости Анапы