16+

№ 43 (14424)

издается с 27 февраля 1918 года

Супруги Пуховы из Анапы рассказали о голоде, бомбёжках и отобранном детстве

22 июня

Сергей Мумин

Сегодня, 22 июня, с момента начала Великой Отечественной войны исполнился 81 год. Это значит, что нашим согражданам, встретившим войну детьми, тоже перевалило за 80. События тех грозных дней и ночей особенно ярко запечатлелись в детской памяти поколения, к которому принадлежат и жители Анапы – ветераны труда супруги Константин Васильевич и Нина Александровна Пуховы.

Голос из радиотарелки

В 2009-м они переехали к дочерям из Ярославля, где прошла вся жизнь. В этом поволжском городе и встретили они весть о начале войны. Выходцу из многодетной крестьянской семьи Косте Пухову было всего три года, когда родители перевезли его с братьями и сестрами из Вологодской области в Ярославль. Купили небольшой домик на окраине города. На семейном подворье завели скот, а дети помогали по хозяйству родителям.

– Мне 11 лет исполнилось, когда началась война, – начал воспоминания Константин Васильевич. – Я хорошо помню то утро, когда из черной радиотарелки, висевшей дома на стене, прозвучала историческая речь Наркома СССР Молотова о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. Отец наш к тому времени уже был непризывного возраста. Мать, понятное дело, сразу в слезы, потому что буквально накануне мы проводили в армию старшего брата Николая, у которого осталась дома своя семья и четверо детей.

Николая Пухова определили служить на Черноморский флот. Он погиб в 1943-м в боях за Новороссийск. Воевал и другой брат, Владимир, окончивший танковое училище.

Вскоре начались бомбежки. Ярославль находился в тылу, но бомбами его немцы осыпали практически ежедневно. Чаще всего гитлеровским воздушным атакам подвергались вокзал, шинный завод и мост через Волгу.

– В день объявления войны в городских магазинах образовались огромные очереди, народ сметал с полок практически все, – продолжил собеседник. – Питались мы тогда весьма скудно, нас выручало свое подворье, на котором мы содержали коз, заготавливали для них сено. Кроме того, власти Ярославля всем желающим предоставляли земельные участки под огороды, чтобы люди, выращивая овощи, могли хоть как-то прокормиться. Такие участки предоставили отцу и двум старшим сестрам. Мы едва успевали их обрабатывать, носили на своих плечах собранный урожай.

Костя помогал отцу, полол сорняки на огороде, пас скотину. Вскоре возобновили работу школы. Костя с одноклассниками часто выезжал работать на колхозные поля, где выращивались зерновые, возделывались лук и картофель. Техники не было, на весь колхоз имелась лишь одна косилка, запряженная лошаденкой.

Глава семейства Пуховых работал на мельнице, туда же устроилась и старшая сестра. После школы-семилетки Константин пошел разнорабочим. Продолжал учебу в школе рабочей молодежи. Учился и трудился. Носил тяжелые бревна на деревообрабатывающем предприятии.

Уже в мирное время юноша устроился учеником моториста на гражданский аэродром, потом – механиком. Затем, окончив химико-механический техникум, трудился многие годы в химической промышленности. Во время учебы в школе рабочей молодежи, познакомился с будущей супругой.

Лакомая горбушка

Свои воспоминания о той суровой поре сохранила и Нина Александровна.

– Мы жили в центре Ярославля, – рассказала она. – Когда началась война, все были в страхе и недоумении. Дети перешептывались, кто-то самый отчаянный даже предлагал бежать на фронт бить фашистов. Через несколько месяцев наш двор, объединявший три 2-этажных дома, опустел. До войны наш двор весь утопал в цветах, жильцы вскладчину покупали посадочный материал. В военное время цветочные клумбы превратились в овощные грядки. Стали уходить на фронт мужчины. Вскоре начались бомбежки. В одном из наших многоквартирных домов жил мужчина, который работал на железной дороге. Так его во время бомбежки буквально на части разорвало.

Вскоре в Ярославле с продуктами начались перебои, даже за мороженым луком выстраивались длинные очереди. Хлеб выдавали по карточкам. Суточная норма была 300–400 г хлеба. Горбушка с луковицей казалась детям лакомством.

Когда Нина перешла в 5 класс, новый учебный год начался с того, что 1 сентября детей распустили по домам и сказали принести с собой набитые чем-нибудь мешки, чтобы на них можно было спать. Потом всех собрали и направили работать в колхоз. Там дети трудились на поле – копали картошку. Спали в какой-то хибарке вповалку на полу. Полевые работы продолжались в любую погоду, до первых снежинок.

– Так было все военные годы, – продолжила Нина Александровна. – Летом мы трудились на заготовке кормов для скота, шевелили вилами выложенное на просушку сено, метали стога, пололи лён. Подавали снопы в молотилку, рискуя самим угодить в нее.

После войны она получила специальность медика, больше 40 лет отработала медсестрой и фельдшером и в районном сельском ФАПе, и в хирургическом отделении Ярославской областной больницы, и в здравпункте предприятия химической промышленности.

Сегодня супруги Пуховы с тревогой следят за новостями из Украины, где проводится спецоперация по освобождению братского народа от неонацизма. Они убеждены: фашизму, отнявшему столько жизней в 40-е и лишившему счастливого детства целое поколение, не место на земле.

Читайте еще новости Анапы