16+

№ 57 (14438)

издается с 27 февраля 1918 года

В День ВМФ ветеран подразделений особого риска рассказал о своей службе на атомной подводной лодке

31 июля

Сергей Мумин

Он был в составе экипажа, предотвратившго в августе 1986 года одну из самых засекреченных аварий ХХ столетия на борту ракетного подводного крейсера стратегического назначения К-465 41 дивизии 11 флотилии атомных подводных лодок Краснознаменного Северного флота, который выполнял задачи боевой службы в Атлантике. Воспоминаниями о тех событиях анапчанин Валерий Низамутдинов в преддверии профессионального праздника – Дня ВМФ России поделился с нашим корреспондентом.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Валерий Хасанович Низамутдинов – родился 12 июля 1949 года в семье участников Великой Отечественной войны, окончил среднюю школу № 1 в Анапе. В мае 1968 года был призван на военную службу в ордена Красной Звезды 1-й Анапский учебный центр по подготовке специалистов для морчастей погранвойск КГБ СССР. В 1974 году окончил Киевское высшее военно-морское политическое училище. Служил на Краснознаменном Северном флоте.

После училища Валерий Низамутдинов в звании гвардии лейтенанта начал службу замполитом на сторожевом корабле СКР-9 Краснознаменного Северного флота.

В тот памятный поход в 1986 году он отправился уже заместителем командира ракетного подводного крейсера стратегического назначения по политической части, капитаном II ранга.

В настоящее время – член совета ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов города-курорта Анапа. Член ветеранской организации Института береговой охраны ФСБ России, руководитель Анапского отделения Краснодарского краевого комитета ветеранов подразделений особого риска, капитан II ранга в отставке. Имеет правительственные награды. Женат, отец двух дочерей.

«Нештатная ситуация»

— Официально известно о 37-ми ядерных авариях на атомных субмаринах, – начал рассказ Валерий Хасанович. – В остальных случаях сведений об авариях, степени облучения личного состава просто нет. Они были засекречены в те далекие времена. И до настоящего времени большая часть остается тайной. О той, в которой участвовал я, рассказывать уже можно.

На долю экипажа выпали монотонные подводные дни и недели, месяцы, расчленные не временем суток, не календарными сменами, а только ритмами вахт. И  когда до окончания боевой службы оставалось 10 дней вдруг – сигнал аварийной тревоги. В 6.30 сработала аварийная защита реактора, начался его вывод из действия. Причиной резкого падения давления воды стала большая течь первого контура. В реакторный отсек вылилось около 7 тонн бидистилята.

— Командир БЧ-5 капитан III ранга Виктор Маслов изучил ситуацию и предложил нештатную систему проливки реактора, не предусмотренную инструкциями, – продолжил ветеран. – Командир подлодки капитан 1 ранга Валентин Ефимов одобрил это предложение и сообщил об этом в штаб Северного флота. Через пять часов, около полудня мы получили по радиосвязи рекомендации по ликвидации аварийной ситуации. За это время аварийными партиями были произведены работы в необитаемых помещениях реакторного отсека, в зоне воздействия радиации, активных газов и аэрозолей. Введен в действие второй реактор.

Представьте себе реакторный отсек, ребристый металлический пол. Вмурованный незримый, раненый реактор, который перестал давать толкающую мощь, воздух, свет и грозил непоправимыми последствиями.

Уровень радиации в трех отсеках субмарины поднялся до 4-5 рентген в час, что превысило все нормы. Никто не мог покинуть свой отсек и перейти в другой. Люди прекрасно осознавали грозящую им смертельную опасность. У многих начали проявляться признаки лучевой болезни — рвота, головная боль. Корабельный врач начал выдавать каждому таблетки.

— В таком состоянии мы продолжали выполнять задачи боевого патрулирования, до возвращения в базу, в Гремиху, – заметил собеседник. – Личный состав аварийных партий доставили в госпиталь. Наутро прибыли командующий и начальник политуправления флота. Адмиралы поблагодарили экипаж за проявленный героизм, мужество. Экипаж был представлен к награждению государственными наградами. Однако награждения не состоялось.

По итогам боевой подготовки в конце года командир субмарины, капитан 1 ранга Валентин Ефимов был награжден орденом Красной Звезды, а членам экипажа вручили грамоты и ценные подарки от командующего.

В краю «летающих собак»

Позднее информация об этой аварии появилась в нескольких изданиях, даже в «Литературной газете». Но сразу после ЧП информацию о нем засекретили. Не знали о случившемся и близкие членов экипажа, в том числе – и супруга Валерия Хасановича, Наталья Васильевна.

Они познакомились еще когда учились в анапской школе № 1. Кстати, 5 августа нынешнего года супруги Низамутдиновы отметят 50-летие совместной жизни. Вслед за мужем Наталья отправилась и к месту его службы на базу подлодок Северного флота в заполярную Гремиху, которую из-за сильных ветров называли еще «краем летающих собак».

У Натальи Васильевны о том суровом крае остались только самые теплые воспоминания.

— Вы представить себе не можете, насколько красива тундра! Особенно – в августе, когда она вся разноцветная. Мы на Чайчий остров отправлялись собирать морошку, северные ягоды, – рассказала она.

А еще вспомнила, как жены подводников выглядывали с окна на морскую даль, ожидая возвращения из походов своих ненаглядных. Экипаж на причале всегда встречали с оркестром. Обязательным атрибутом встречи был праздничный стол с жареным поросенком. Семьи моряков жили очень дружно и сохранили теплые отношения. Даже спустя десятилетия, продолжают общаться в Интернете. Та флотская дружба – самая крепкая!

Глава семьи Низмутдиновых дополнил воспоминания рассказом о визите в Гремиху известного советского журналиста и писателя Александра Проханова. Ему нужен был материал о моряках Краснознаменного Северного флота для написания книги. Проханов выходил с нами в море на учебную постановку мин.

. В период «Холодной войны» на море в 70-80-е годы командованием было принято решение об увеличении цикличности использования экипажей для боевой службы. Подводники ходили по две боевые службы в год, каждая по 90-100 суток. Даже в отпуск ездили всего суток на десять.

С началом «перестройки», после знаменитой встречи Горбачёва с президентом США Рейганом в Рейкьявике и подписания договора о разоружении началось уничтожение наших подводных кораблей с баллистическими ракетами.

— Наши подлодки были такими прочными, что даже автоген не брал железо. НАТОвцы бесплатно дали оборудование для демонтажа подлодок, которым их резали, как колбасу, – заметил он.

Жизнь на берегу

В 1990 году Валерия Хасановича по болезни перевели в политотдел тыла Краснознаменного Северного Флота, Вскоре политотделы ликвидировали и Низамутдинову предложили должность помощника командира 4-й эскадры по воспитательной работе в городе Полярном. Он отказался и в 1994 году уволился по выслуге лет. В 2005-м супруги переехали в Анапу, к родителям жены.

На севере, в Мурманске осталась старшая дочь Галина, сын которой – Егор окончил среднее мореходное училище, сейчас обучается в морском университете. Младшая дочь, Татьяна живет в нашем городе курорте, ее сын Михаил будет поступать на судоводительский факультет Новороссийского государственного морского университета имени адмирала Ф. Ушакова, младший сын, Ваня, учится в 3-м классе, но тоже мечтает о море, любовь к которому, видимо, в крови всех мужчин семьи Низамутдиновых.

Валерий Хасанович поздравляет боевых друзей и всех, кто посвятил себя флотской службе с Днем ВМФ России.

«Уверен, что Российский подводный флот, навсегда останется гордостью нашей державы, а профессия моряка-подводника и впредь будет олицетворением чести, мужества и патриотизма, беззаветного служения Родине», – напоследок заметил офицер-подводник.

Читайте еще новости Анапы