16+

№ 70 (14451)

издается с 27 февраля 1918 года

Анапские волонтеры побывали в гостях у ленинградцев- блокадников

20 января 2020

Виктория Сологуб

18 января в Анапе, как и по всей Кубани, стартовала Всероссийская акция «Блокадный хлеб». В этот день в гостях у ветеранов побывала целая делегация: представители управления соцзащиты населения, управления по делам молодежи и девчонки-студентки из всероссийского общественного движения «Волонтеры Победы». Вместе со всеми корреспонденты «АЧ» слушали воспоминания за чашкой чая, пели, смеялись и плакали. И пытались понять, в чем же феномен этих людей, которые смогли выстоять в самой страшной в истории человечества 900-дневной блокаде.

…По назначенному адресу нас уже ждали. Чай, конфеты, бутерброды, умопомрачительный запах пирожков. В гости к хозяйке квартиры, Галине Сергеевне Смолкиной пришли председатель общественной организации инвалидов-ветеранов Великой Отечественной войны «Блокадники Ленинграда» Александр Орлов и его супруга Тамара – оба блокадники. Галина Смолкина всего три месяца как переехала из Санкт-Петербурга в Анапу, но местное сообщество «ленинградцев-блокадников» уже успело принять ее в свои ряды.

– А сегодня, кстати, день прорыва блокады, – заметила Галина Сергеевна, усаживая нас за стол. – Мы его свято чтим как и 8 сентября, когда кольцо вокруг Ленинграда замкнулось, и 27 января – день окончательного снятия.

В начале блокады Галине Смолкиной было 6 с половиной лет. Но детская память сохранила немало.

– Я помню, как однажды, когда уже начался голод, мы с ребятами увидели машину с хлебом, которая шла по улице. И такой был аромат, что мы бежали за ней, сколько сил хватало, – рассказывает Галина Сергеевна. – Дедушка и бабушка мои не пережили блокаду. Это было как раз в январе. Пайку хлеба все уменьшали и уменьшали, пока не стало 125 граммов (только маме 250 давали, потому что она на механическом заводе револьверщицей работала). Но в январе целый месяц не отоваривали карточки. Помню, мы все в одной комнате ютились (там буржуйка стояла), дедушка и бабушка на кровати спали, чтобы теплее было, а я на сундуке. Голоса их в памяти так и стоят, как они все друг другу последний кусочек: «Ты возьми, нет, ты возьми…». Умерли они от голода. Практически в один день… Помню, когда после бомбежки сгорели бадаевские склады, погибла большая часть продовольственных запасов. Отец смог съездить, земли оттуда привезти, вперемешку с сахаром. Мы ее промывали, воду процеживали и сладенькую пили. От голодной смерти меня спас детский сад, в который меня потом отдали.

– Что помню? Постоянное ощущение голода, – признается Александр Орлов. – Страха не было. Мне четыре годика всего-то было. Наоборот! Все бегут в бомбоубежище, а мы, малолетки, стоим ждем: пролетит-не пролетит немец. Или другой случай. Солдаты наши идут по городу. Мы: «Дяденьки, вы куда?» – «На фронт!» (а фронт – вон он, полтора километра) – «Возьмите и нас!» – «Ладно уж! Без вас справимся!».

Как рассказывает Александр Павлович, у него дедушку с бабушкой по линии отца (они в Колпино жили, в районе Ижорского завода) обоих сразу убило снарядом, который влетел прямо в дом. А дедушка по линии матери умер от голода.

– Фашистов мы только пленных и видели, – замечает Александр Орлов. – Их тридцать семь тысяч провели по Ленинграду. И по всему городу, по радио целый день талдычили, мол, завтра поведут немцев, так что просьба не кидать в них ни камнями, ни бутылками. Мы не кидали. Мы молча стояли. Но помню истошные крики: «Вон тот немец убил мою бабушку, а сестре вырезал груди!», «Убийцы!», «Бандиты!»… Это я лично слышал. Так что Ленинград для нас – это святое, незабываемое.

И при этом ленинградцы – это, похоже, самые великие оптимисты. Галина Смолкина то и дело шутила, запрещая гостям вешать носы и грустить, с удовольствием отвечала на вопросы девочек-волонтеров, все повторяя:

– Как же мне нравится общаться с молодежью! Еще с того времени, когда преподавала в вузе. Вот эта молодая энергия и держит на плаву.

Кстати, Галина Сергеевна преподавала в знаменитом военмехе – Балтийском государственном техническом университете, где студенты изучают авиастроение и ракетостроение.

Александр Орлов – тот вообще вечный двигатель и человек-оркестр. Он непрестанно читал стихи, рассказывал анекдоты, и пел – красивым, сильным и каким-то необычайно молодым голосом, которому не нужен был микрофон:

Не страшны мне не смерть не блокада

И пройдет эта песенка вновь

По вечерним садам Ленинграда нерушимая наша любовь.

Там под вечер тихо плещет невская волна.

Ленинград мой, милый брат мой – это родина моя.

– А давайте «Ладогу» споем, я девочкам уже слова раздала! – подключилась Галина Сергеевна. – Это гимн наш, блокадников.

И скоро уже мы все, хором пели:

Эх, Ладога, родная Ладога!

Метели, штормы, грозная волна…

Недаром Ладога родная

«Дорогой жизни» названа.

Недаром Ладога родная

«Дорогой жизни» названа.

Кстати, Александр Орлов руководит общественной организацией «Блокадники Ленинграда» вот уже 27 лет. Говорит, в самом начале, в 1993-м, в ее составе было 127 человек. А в конце прошлого, 2019 года, осталось уже 20. В первые дни января ушла из жизни Агнесса Камаева, супруга почетного гражданина Анапы Бориса Камаева.

– Всероссийская акция «Блокадный хлеб» будет проходить с 18 по 27 января, и в эти дни мы постараемся посетить всех девятнадцать блокадников города-курорта, – сказал в интервью корреспонденту «АЧ» Александр Козлов. – Кто сможет прийти 24 января, на главное торжественное мероприятие в ЦБС, будем чествовать там, у кого-то побываем дома. Так же как и сегодня, вручим цветы, продуктовые наборы. Но главная цель этой акции – дать почувствовать ветеранам, что они не забыты, что мы все – и молодежь, и люди среднего возраста – преклоняемся перед мужеством, которые ленинградцы проявили в годы войны. Сказать им, что мы помним, гордимся и постараемся сделать все от нас зависящее, чтобы сберечь этот хрупкий мир.

***

Мы всё пытали Орлова о феномене ленинградцев. И он уже на прощание сказал:

– Знаете, есть у нас в организации замечательный человек Борис Александрович Бернацкий. Он в 1943-м году родился! Представляете, в блокадном Ленинграде – посреди лютого нечеловеческого холода и голода, когда рядом темной тенью ходила смерть – рождались дети. Значит, несмотря на весь ужас блокады, там была любовь.

И была жизнь, которая побеждала смерть.

Читайте еще новости Анапы