Коронавирус в Краснодарском крае. Официальная информация

Понедельник, 26 Июля 2021

+22 °C

3 м/с

№ 50(14335)

издается с 27 февраля 1918 года

Поможем установить памятник герою-анапчанину

20 октября 2020

Виктория Сологуб

В редакцию «АЧ» обратилась наша давняя подписчица, жительница села Цибанобалка Юлия Фисюк. С трудом сдерживая слезы, Юлия Ивановна рассказала, что на сельском кладбище разрушается памятник на могиле рядового Ивана Крыгина – кавалера ордена Мужества, героического пограничника, павшего смертью храбрых в Чеченской республике в мае 1995 года. Ну что ж, хорошо, что есть еще такие неравнодушные люди, которые не дают, в том числе и нам, журналистам, покрыться жирком равнодушия, думая только о горящих новостях и просмотрах в Инстаграм. В ближайшую же субботу мы отправились в Цибанобалку.

Ванина улица

…На сельском погосте тихо и безлюдно. Могила Вани Крыгина расположена недалеко от дороги, за невысокой металлической оградой. Действительно, могильный памятник разрушается. В основании треснувшей плиты зияет дыра, изображение на граните совсем стерлось. Буквы и цифры едва угадываются. Рядом еще две могилы – родителей – Николая Ивановича и Нины Павловны Крыгиных. Я помню, как общалась с мамой героя еще в 1997 году, когда в Пятихатках появилась улица Ивана Крыгина. Добрая, милая женщина с потухшими от горя глазами. Она все повторяла: «Ванина улица, а самого Вани нет…».

А теперь нет и Нины Павловны.

Закрыл собой

Иван Крыгин стал первым в Анапском районе погибшим в Чеченской республике.

Обычный паренек из поселка Пятихатки, младший сын в многодетной семье. Их было четверо: Саша, Юра, Света и Ваня. Он закончил 9 классов средней школы № 16 в Цибанобалке, поступил в Анапское профтехучилище №74. Но продолжал учиться в вечерней школе, потому что в свои 15 лет уже думал о будущем, планировал учиться дальше. Получив профессию каменщика-монтажника, пришел работать в СМУ-3, где трудились его отец и старший брат. Причем, ему сразу дали четвертый разряд – в то время как все его однокурсники окончили училище с третьим.

Увлекался вольной борьбой и дзюдо, вдохновенно играл на гитаре. Не чурался никакой работы. Как рассказывала когда-то мне в интервью, еще при жизни, его мама, Нина Павловна, он как младшенький всегда помогал ей по дому. Но и за рычагами отцовского бульдозера любил посидеть.

А потом весенний призыв 1994-го. Уже 30 июня его определили в стройбат. Однако Иван настаивал, мол, хочу настоящей мужской службы, «а мастерка с цементом мне и на работе хватало». И ему пошли навстречу – направили служить на границу. Сначала попал на заставу у турецко-армянской границы. А в марте 1995-го оказался в самом пекле – в горниле Чеченской войны. Погиб Иван 19 мая 1995 года. Едва успев отметить свой девятнадцатый день рождения.

О самих обстоятельствах гибели Вани известно мало. По обрывистым рассказам его сослуживцев, сопровождавших «груз-200», в тот день старший наводчик Иван Крыгин и еще 28 молодых бойцов оказались на пути движения группы боевиков. Говорят, ребята были вообще «желторотики», еще и присягу не успели принять. Иван сказал им укрыться, а сам один, с пулеметом, 40 минут вел бой. В итоге молодых сослуживцев он спас, буквально закрыл собой, воинский склад защитил. А вот сам погиб.

Решением командования Иван Крыгин награжден орденом Мужества. Посмертно.

Сильные да смелые…

Нельзя сказать, что за памятником никто не ухаживает. Время от времени здесь наводят порядок кадеты морского лицея, ученики 16-й школы Цибанобалки. Наконец, есть Светлана – любимая сестра Ивана.

Мы общаемся с ней, сидя на скамейке недалеко от поселкового Дома культуры. Она держится молодцом, старается не плакать, но, то и дело, отворачивается, и в голосе начинают звенеть слезы. Светлана Майорникова давно уже взрослый самостоятельный человек, мама двух дочерей (и уже даже бабушка!), но вспоминая детство, превращается в девчонку. И рассказывает, рассказывает. Как Ваня отдавал ей свои конфеты, как играл на гитаре «Кукушку» Цоя, а она пела: «Кто пойдет по следу одинокому? Сильные да смелые головы сложили в поле. В бою»… Как на улице, в школе за нее был горой. Хотя, как все братья и сестры, они частенько, что называется, цапались.

– Когда пришло время служить в армии, мама завела было речь, чтобы пойти похлопотать – уже шла первая Чеченская. Но он сказал, как отрезал: «Если ты это сделаешь, я сам пойду – на войну попрошусь!», – рассказывает Светлана. – Дело в том, что его в армию вообще не должны были забрать. У него была инвалидность вследствие родовой травмы руки, от последствий которой он всю жизнь пытался избавиться, разрабатывал, на гитаре играл. Мама все его возила-лечила… Но он решил так.

И о командировке в Чечню Ваня не стал сообщать близким – боялся расстроить мать. Только другу написал, а тот уже потихоньку сказал Светлане.

– Брат погиб 19-го, а похоронить его мы смогли только на следующей неделе в четверг, – продолжает свои воспоминания сестра героя. – Там шли бои, и вертушка не могла долго опуститься, чтобы забрать его. Мы уже знали, но никак не решались маме сообщить. Хотя она чувствовала, всё повторяла: «С Ваней что-то случилось». Наконец, когда мы ей сказали, – это было в понедельник, – она сразу поседела. На глазах стала белая… Вообще все друзья, знакомые близко к сердцу приняли. В день похорон народу было море. Колонна от нашего дома по улице шла – 1,5 тысячи человек.

И приснилось поле…

– Конечно, я вижу, что памятник разрушается, – признается Светлана. – И хотя лишних денег у меня нет, в прошлом году я уже собралась было начать ремонт. Однако участники фонда ветеранов военной контрразведки решили взять это дело на себя и попросили меня подождать.

Более того, семья уже разработала проект! Его автор – 12-летняя дочь Светланы Вероника. Девочка учится в 6-м классе 16-й школы села Цибанобалка.

– Конечно, она никогда не видела своего дядю, но он ей снится, – улыбается моя собеседница. – И вот однажды она сообщает: «Мама, мне приснился сон красивый! Поле пшеничное, из которого выходит Иван. А впереди – маки». И она нарисовала этот памятник. Вот ее эскиз и лег в основу проекта.

Заместитель председателя Фонда ветеранов подразделений специального назначения органов военной контрразведки Владимир Стряпунин в интервью корреспонденту «АЧ» подтвердил:

 – Я хорошо знал эту семью, маму их Нину Павловну, ребят, а со средним братом, Юрой, вообще за одной партой сидел. Поэтому установка памятника для меня дело чести, – рассказал в интервью корреспонденту «АЧ». – Мы хотели ко Дню пограничника его установить. Но, к сожалению, пандемия внесла свои коррективы. Но мы это обязательно исполним. Просто чтобы сделать памятник в соответствии с проектом, нужна большая гранитная плита. Мы уже нашли, где ее можно заказать. Но чтобы оплатить материал и работу, нужны средства. Мы думали справиться сами. Однако без помощи извне это будет не скоро, так что будем признательны, если анапчане примут участие в сборе.

***

А еще фонд намерен поднять вопрос об установке мемориальной плиты на здании школы, где учился Иван. И сам собой рождается вопрос: почему, когда всем учреждениям образования присваивали имена героев, 16-я не получила имя своего выпускника, кавалера ордена Мужества Ивана Крыгина. Конечно, имя графа Гудовича более чем достойное, но все же… Когда каждый мальчишка знает, что по коридорам этой школы ходил парень, который погиб как герой, память становится действительно живой. И слова о патриотизме перестают быть просто словами.

«АЧ» совместно с Фондом ветеранов подразделений специального назначения органов военной контрразведки начинает сбор средств на памятник нашему земляку рядовому Ивану Крыгину, павшему смертью храбрых в Чеченской республике. Дорогие анапчане, не оставайтесь безучастны. Каждая копейка важна, любая ваша помощь на вес золота. Это будет наш с вами вклад в нашу общую память. Спасибо!

РЕКВИЗИТЫ БАНКА

Южный филиал АО «Райфайзенбанка»

Р/С 40703810326000000178

КР/С 30101810900000000556

БИК 040349556, ИНН 2301096067, КПП 230101001

г. Краснодар

Читайте еще новости Анапы